Фея-Крёстная желает замуж

Размер шрифта: - +

Глава 10, в которой я рассмеялась...

Прихожу в себя в клетке. Она трясётся в ритме «тунц-тунц».

На таких децибелах музыку обычно слушают орки. Но оркам-то откуда здесь взяться? Кстати, понять бы ещё где это «здесь»? Пытаюсь встать — что-то тянется за руками и позвякивает. Цепи? Да вы спятили?! Фею и на цепь? Я вам не собачонка какая-нибудь!

Оглядываюсь в поисках волшебной палочки. Да что за … силы тёмные! Палочки нет!

Подползаю к краю решётки, смотрю, как под:

Я буду вместо, вместо, вместо неё

Твоя невеста, честно, честная, ё,

Я буду вместо, вместо, вместо неё твоя.

двое существ, как говорит современная молодёжь, зажигают. Их движения дёрганные и больше похожие на пляску Мурчелло, объевшегося неведомых зверюшек. Сами же персонажи походят на бродяг, так как одеты в какие-то несуразные грязные лохмотья — один в зелёные, другой — в синие. Добавить к этому ещё полукрысиные рожи — те ещё танцульки получаются.

Но особенно жжёт синий. Даже язык вывалил: прыгает на задней одной лапе, дрыгает второй, молотит воздух передними. Зелёный же, куда более тощий, с выпирающим кадыком, запрокинул морду и дёргается, как заведённый.

Чёрный салон, кожа и крокодил,

И сразу ты на педаль до конца надавил...

Тут они уже начинают подпевать, и хоть уши затыкай. Слушают всякое старьё! Хотя новинки сюда, видимо, доходят медленнее.

Понимаю, что вряд ли до них докричусь, но всё-таки пытаюсь:

— Эй, танцоры!

Они, как и следовало ожидать, не реагируют.

Зато реагируют рядом: нежный, едва различимый за грохотом голосок просит:

— Не зовите их, не надо! Они страшные и могут нас съесть!

Осматриваюсь — Ляна. В соседней клетке.

И судя потому, что одежда у неё запылилась, а волосы сбились, она здесь уже довольно продолжительное время.

Подманиваю ближе. Она тоже звенит цепями, когда подаётся мне навстречу. Беспомощно вскидывает вверх тонкие руки: вот, мол!

— Главное, спокойствие, — говорю ей, обнимая через прутья клетки.

Но она не слушает и плачет вовсю.

— Я ведь просто шла. Никого не трогала. А тут эта крыса — шасть. Я хоть и знаю, что он не совсем крыса, но всё равно — боюсь их и не люблю. Стала отступать, а тут дыра, вотакенная. И я провались. А потом смотрю — в клетке. Да что же это такое?! Теперь они нас съедят! У них зубищи ого-го, я видела!

Глажу её по голове, успокаиваю, говорю:

— Нам всё равно нужно как-то обратить на себя их внимание. У меня пропала волшебная палочка, нужно её найти и вернуть любой ценой, потому что иначе отсюда не выбраться.

— Орех! — Ляна мгновенно успокаивается и с видом знатока поднимает пальчик вверх.

— Орех? — отзываюсь я, не понимая.

— Ну да, я же белка. А вы разве не знаете известную беличью поговорку?

— Нет, конечно, откуда мне знать. Мне феичьих хватает.

Она вновь поднимает пальчик:

— Где белка, там и орех.

— Мудрая пословица, — соглашаюсь я, чтобы не обидеть свою милую собеседницу. — Только вот чем она нам поможет?

— А вот чем! — и достаёт из кармана передника крупный орех.

Несколько секунд смотрит на него с невыразимой нежностью, как на великую ценность, потом, плаксиво сморщив личико, всё-таки запускает «снаряд». Да так ловко, что он угождает прямиком в голову синего.

Сумасшедшая пляска прерывается и крысор злой, будто его внезапно разбудили, поворачивается к нам.

Даёт зелёному сигнал и тот выключает музыку.

В тишине, которая теперь давит на уши не хуже недавнего грохота, произносит ехидным голосом:

— О, девочки проснулись.

И гаденько так ухмыляется в топорщащиеся усы.

Зелёный направляется к нам, похрустывая шеей.

— Феечка и Белочка! Знатный улов, правда, Рыр? — говорит он синему.

— Верно, Ырр. Что будем с ними делать? — отвечает тот зелёному.

— Слыхал я, — Рыр открывает пасть и демонстративно ковыряется в зубах, — очень вкусным бывает рагу из фей.

— Верно, Ырр. Очень сладкое.

Ляна дрожит рядом:

— Я говорила, я же говорила: сожрут!

Цыкаю на неё:

— То есть, — говорю, подойдя к самому краю клетки, — вы заманили нас сюда, чтобы съесть? Какой нелепый план.

Рыр и Ырр переглядываются.

— Нам нельзя говорит правду...

— Верно, нельзя.

— Если скажем, — один толкает другого в бок, — Ырыр нас убьёт.

Интересно, сколько ещё вариаций имён можно составить из этих двух букв? Мурчелло бы поучиться имена придумывать.

— Ырыр очень страшный?

— Да, — дружно кивают синий и зелёный.

— Он нас обижает, — говорит Рыр.

— И бьёт, верно, — добавляет Ырр.

— Если вы поможете мне и ей, — указываю на Ляну, — я помогу вам.

Они придвигаются ближе.

— Как?

— Рассказывай!

Я делаю самый таинственный голос, на который только способна и шепчу:

— Кто-нибудь из вас пробовал П.И.Л.?

— Неа, — мотает головой Рыр. — Я не пил.

— И я не пил, верно, — подтверждает Ырр.

— Мальчики, боюсь П.И.Л. — не значит пил.

— Ыыыы, — тянет синий.

— Рррр! — злится зелёный.



Яся Белая

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться