Фея-Крёстная желает замуж

Размер шрифта: - +

Глава 35, в которой у меня раздвоилось…

Первый порыв — открыть ларец и расспросить амбалов, что да как. Но я тут же останавливаю себя. Во-первых, кто сказал, что «двое-из-ларца» будут меня слушать. Во-вторых, я представления не имею, как работает эта технология. Сейчас выпущу их, а назад потом как? Я не очень поняла, как именно Хмурус это делал. Только и запомнила, что странные русские заклинания.

Поэтому провожу пальцами по изразцам крышки и вздыхаю. Придётся самой разбираться, как ларец оказался здесь. Хотя я почти догадываюсь…

Мою поисковую операцию прерывают шаги. Кто-то идёт, притом целенаправленно сюда. Шаги звучат чётко и немного нервно.

Оглядываюсь. Вот же невезение! Нет, я бы конечно могла накинуть на себя заклинание невидимости, но боюсь, от тёмного колдуна за таким не спрячешься. Им подвластно всё тайное, сокрытое, загадочное.

Придётся прибегнуть к старому дедовскому способу, имя которому — шкаф. Ненавижу шкафы. В них пыльно, душно и страшно. Шкаф похож на гроб. Но у меня нет выбора, и я ныряю в деревянное нутро хранителя одежды. Отфыркиваюсь, потому что пыль тут же забивает нос, но приникаю к замочной скважине.

Перед моим взором предстают Хмурус и Мурчелло. Первый — предсказуемо — недоволен и зол. Мурчелло юлит и оправдывается.

— Идиот, зачем ты приволок ларец сюда?

— Ты же сказал: спрячь надёжно, мяв. А про эту комнату никто не знает.

— Кроме феи!

— Да брось! У тебя паранойя. Зачемяв ей сюда? Кудесник же в мяведотсеке.

— Она рыскает и подозревает, притом давно!

В спину мне неприятно тычется что-то острое. Приходится сменить позу. Каждое движение сопровождается тихим позвякиванием, словно я трогаю металлофон или «музыку ветра».

Но разбираться, что издаёт звуки, честно сказать нет ни времени, ни желания.

— Почему ты не хочешь, чтобы она знала, мяв? Ты же любишь её. Откройся до конца.

— Нет, ты точно идиот. Она, конечно, понимает, что тёмные — не цветочные феи, порхающие над полями в радужных брызгах росы… Но, знаешь, всему есть предел. И некоторые тайны лучше оставлять таковыми.

— Это я-то идиот? — Мурчелло фыркает и складывает передние лапы на груди. — Себя бы послушал, умявник! Она бы помявгла тебе!

— Да ну, когда бы она узнала, она бы унеслась отсюда на всей скорости, которую только способны развивать её прелестные крылышки!

— Ты же не проверял, мяв. А вдруг нет?

Хмурус вскидывает руку и морщится:

— Я не хочу об этом говорить. Раз и навсегда. Тебе понятно.

— Конечно, — Мурчелло картинно раскланивается, делая вид, что метёт пол невидимыми перьями иллюзорной шляпы, — мявой упрямявый друг!

— И не паясничай!

Хмурус слегка наклоняет голову, прикрывает глаза, прижимает пальцы к вискам. Так делают люди, когда у них болит голова. Наверняка, колдун уровня Хмурус может использовать какое-то заклинание, чтобы унять боль. Но судя по тому, что каждое движение сопровождается тихим злым шипением, удаётся ему плохо.

Хочется выскочить и помочь. Я легко снимаю головную боль. Но ещё больше хочется узнать, что имел в виду Мурчелло.

Ёрзаю, устраиваюсь поудобнее, и снова вызываю странное позвякивание. Интересно, что за одежда здесь у кудесника, которая может издавать такие звуки? Хотя, учитывая его пристрастие к натуральным материалам, не удивлюсь, если он носит что-то из камешков и веток.

— Что-то ты раскомандовался сегодня! — мяв-кун, тем не менее, смотрит на Хмуруса снисходительно и всепрощающе. Берёт ларец. — И куда его?

— Для начала хоть с виду убери, — небрежно бросает Хмурус, перемещаясь за стол и начиная рыться в бесчисленных ящичках.

Мурчелло же, покрутив в лапах ларец, направляется… прямиком к шкафу.

В панике я шарахаюсь подальше, надеясь остаться всё-таки незамеченной. Над головой звенит сильнее и как-то словно возмущённо.

Я оборачиваюсь. И встречаюсь нос к… нет, носа у него нет. Вместо глаз — тоже тёмные провалы. А вот рот скалится во все зубы.

Я ору, отмахиваюсь, неловко задеваю нечто и — не замечаю, как открывается дверь.

С воплем вываливаюсь прямо пред радужные очи вставшего в позу мяв-куна. А оно — падает сверху.

Скелет.

О, силы волшебные!

Я, конечно, знала, что в каждом шкафу есть скелет, но не настоящий же!

К счастью, тут-то меня и накрывает блаженная тьма.

Прихожу в себя в кресле за столом, в том, где недавно сидел Хмурус. Сам он наклоняется надо мной, взволнованный и строгий.

Мурчелло взъерошенный, шерсть дыбом, змеехвост трубой, когти выпущены. Ларец валяется у лап, хорошо не открылся. А то бы ещё с амбалами разбираться пришлось.

Хмурус протягивает мне стакан какой-то искристой жидкости с приятным ароматом и говорит:

— Выпейте. — Киваю и пью. Зубы стучат о край. Скелет валяется на полу, уставившись пустыми глазницами в потолок и скалясь во весь рот. — А теперь расскажите, что вы здесь делаете?

— А комната кудесника… Я тосковала, вот и пришла. А что здесь делаете вы, Мурчелло и он? — указываю на скелет.

— Вы не вправе задавать такие вопросы ректору академии. Тем более, когда у нас на пороге — война. Мне кудесник кажется подозрительным. Я решил изучить его резиденцию.

— Для этого вы взяли с собой Мурчелло?

— А не вы ли просили нашего пушистого друга выяснить, что собой представляет кудесник?

Хмурус ехидно щурится, а меня бросает в жар.

Неужели Мурчелло меня выдал и всё рассказал? За бокалом вишнёвой настойки?

Мяв-кун уже пришёл в себя и сейчас осторожно обходит скелет. Принюхивается, трогает лапой. Но мой взгляд чувствует и тут же вскидуется:



Яся Белая

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться