Fifty days with Severus Snape

Размер шрифта: - +

День 23. Шепот

Плоть для плоти — чертовы касания.
Глаза в глаза и нечем больше дышать.
Смерть и жизнь — два вечных наказания.
Одна — победит, а другая — падет — как знать?

Жизнь и смерть — две вечные странницы.
Пока жив один, мёртв будет другой,
Добро побеждает, но с ним ли ты, друг, останешься?
И судьба вдруг согнётся под грузом дугой…

Кровь от плоти — грехи и желания.
Смерти танец под яркой луной.
Ни к чему мертвецам будут признания,
Если ты, остаешься с добром, друг мой.

Жизнь и смерть — люди всегда скорбят,
По одной, по другой — не напрасно ли?
И над гробом шёпот древних дурманит тебя.
И найдется ли зелье, чтоб меня исцелить?

(Вольная интерпретация стихотворения Ш. Бодлера)

— Итак, у нас две глобальные проблемы, — огласил, поднимая палец вверх, Римус Люпин, стоя на пороге больничного крыла Хогвартса. — Во-первых, это сбежавший Волан-де-Морт и кучка уцелевших Пожирателей. Во-вторых, конечно, жизнь Джинни Уизли.

— Где она?

— Они забрали её с собой. Им нужно завершить ритуал.

— Как вы вообще сумели попасть к ним в лапы? — Минерва всплеснула руками, глядя на перебинтованного Люпина и лежащих по койкам (Поттера, Снегга и Уизли-старшего). — Как это произошло? А как же Министерская защита? Что с Фаджем, черт возьми?!

— Лучше не рассчитывать на него, — морщась, проговорил Римус. — Как и на Кингсли. Они слишком трусливы, чтобы сражаться лицом к лицу с Волан-де-Мортом. И вообще, чтобы хоть как-то исправить ситуацию…

Минерва и сама пострадала во время налета Пожирателей, но не сказала об этом. Женщина посчитала, что лучше молчать до победного. Иначе дух авроров совершенно будет подорван. Зелья, изготовляемые для раненых, почти дошли. Мадам Помфри бегала от одной кровати к другой, то и дело проверяя Снегга, как самого «тяжелого» среди троицы.

— Плохи дела, Минерва, — шепотом сказала врачевательница. — Северус ослаблен настолько, что в ближайшее время не сможет и вставать. А вы собираетесь сражаться… И к тому же, меня беспокоит его рана головы.

— Значит, нужно скорее ставить его на ноги.

— Легко вам говорить…

— А ты постарайся. Он же Директор и должен обеспечивать защиту.

— Как там Артур? — аврор Люпин не зацепился за слова о Снегге. Он вообще пожалел, что они вытащили его. Можно было и там оставить.

Но по настоянию Гарри, пришлось.

— Скоро придет в себя.

— А вот этого не надо, — сказал оборотень. — Я не знаю, как смотреть ему в глаза.

— Что-то ещё случилось? — Минерва МакГонагалл напряглась, видя, что Римусу трудно говорить. — Кто-то… умер?

— Молли.

Профессор посмотрела на мужчину широко раскрытыми глазами. Потом, когда до неё дошло, она присела на ближайший стул и приложила руку ко лбу. Ещё через пару секунд из глаз потекли слёзы. Минерва не проронила больше ни слова.

— Вообще-то, у нас есть и третья проблема, милый, — трансгрессировав прямиком в большую палату, произнесла Тонкс. — Завтра полнолуние.

— Справимся.

— А если нет, Римус? — её голос был встревоженным. — Волан-де-Морт отлично знает наши слабые стороны. Он не будет медлить. Он и так в ярости.

— Нужно будет поговорить с Гарри. Он что-то узнал.

Солнечный свет лился в большие окна больничного крыла Хогвартса. Стояла утренняя тишина, и только шаги Мадам Помфри раздавались изредка в отдалении. Римус с женой отошли от пострадавших, забирая рыдающую Минерву с собой.

Гарри чуть шевельнулся.

Амбридж ехидно улыбнулась и велела подать ей похоронный свиток.

«Вам знакомы Миссис и Мистер Дурсль? — с такими словами Долорес развернула его. — Доводим до вашего сведения, что семья магглов была найдена вчера в час ночи возле своего дома в Литтл Уингинге. Все трое, включая сына Дадли, мертвы…»

Воспоминания роились в голове, которая трещала по швам.

Женщину буквально вдолбило в землю. Её лицо исказилось болезненной гримасой, приобретая желтоватый оттенок, глаза оставались открытыми, и губы в ярко-красной помаде кривились в последней усмешке.

Гарри снова открыл глаза. Медленно. Без резких движений. В этот раз картинка была ещё более размазанной. Молодой человек сильно испугался — он не видел ничего, кроме белых очертаний над собой.

«Ты опоздал, — прошипел Волан-де-Морт, сразу же хватая парня за горло. Она почти мертва. И ты догонишь её…»

На мгновение ему показалось, что он мёртв.

«Не смей трогать мою дочь, мерзавец!» — ещё одна «авада» пронеслась вихрем и закрутила женщину, дробя ей кости на кусочки и отшвыривая назад…

Гарри издал звук.

И мгновенно над ним склонилось чье-то лицо. Мягкие черты, румянец на щеках. Поттер уже и не ожидал увидеть никого, кроме Волан-де-Морта. Но его, оказывается, всё ещё не оставила та фортуна, про которую так долго пытался ему рассказать Дамблдор, а Гарри не верил или просто не понимал.

— Г-где я? — простонал он, пытаясь поднять руку.

— Мистер Поттер, вы в безопасности, — Помфри приложила к его лбу тряпку, смоченную в оживляющем растворе. — Вы в Хогвартсе. И вы живы.

— А как… пр-пр…

— Профессор Снегг? — женщина мельком взглянула на Северуса. — Его состояние держится на отметке «стабильно-плохое», но это не значит, что он умирает. Я вытащу его, не волнуйтесь.



Cool blue lady

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться