Филофобия

Размер шрифта: - +

Эпилог.

 

 

 

 

Я смотрела на мимо проходящих людей, которые спешили по своим делам, не замечая никого вокруг. А вокруг кипела жизнь и люди не задумывались о смысле всего этого. Им просто было некогда, у них есть более важные дела…

Вот мимо прошла девушка с парнем. Они держались за руки, и девушка что-то увлеченно рассказывала ему, а он в это время смотрел под ноги где игрался маленький и неугомонный малыш. Маленький мальчик бегал вокруг выпрашивая у отца понравившуюся ему вещь, а отец, нахмурив брови строго делал ему выговор о том, что вел себя мальчик плохо и покупать он ничего не собирается.

Я посмотрела в другую сторону и заметила девочку примерно семи лет, а рядом с ней бабушку, которая взяв ее за руку вела к выходу из торгового центра. Девочка была недовольна и время от времени начинала хныкать и дергала пожилую женщину за рукав.

Я находилась в торговом и развлекательном центре “Сокол”. Когда я приезжала сюда в первый раз, то совсем не замечала людей вокруг. Меня интересовал только один человек, я бросалась в его любовь как в омут с головой и на окружающих было плевать, и на жестокий на самом деле мир мне тоже было плевать…

Сейчас в этом центре где-то по детским магазинчикам бегает мама с тетей Ритой и Юлей. Эти женщины чуть не сошли с ума, когда, я сообщила им что хоть срок у меня и маленький, а готовиться надо начинать уже сейчас. Они сказали, что для этого ребенка требуется все самое лучшее и убежали выбирать ему все необходимое и обходимое. Они не догадались зачем на самом деле я приехала именно в этот центр. Им я сообщила что карточка Кира позволяет скупить хоть весь магазин, но сама за покупками не пошла. Меня такая суматоха утомляла, и я быстро уставала. Поэтому сообщив им о своем полном доверии в выборе, я поспешила их покинуть и сейчас сижу на скамейке у фонтана, который располагался неподалеку от эскалатора.

Когда-то мы бегали с ним тут… я как ненормальная носилась по всему центру убегая от загребущих теплых лап. Как колбасилась с ним на батуте… во мне плескалась жизнь и много позитива, наивности, веры в светлое будущее…

Сейчас я живу словно в прострации… счастья больше нет. У меня ничего нет…

Игорь Владимирович каждый день звонит мне и спрашивает о моем состоянии, интересуются о моей жизни… помогает чем может.

-Настюх, пошли к нам! - ко мне подбежала Юля и с горящими глазами присела на лавку рядом - мы там афигенную коляску нашли. Закачаешься! Пойдем покажу!

Я перевела безразличный взгляд на Юлю и устало ей улыбнулась.

-прости Юль, давай вы дальше без меня. Я очень устала и хочу домой. Я думаю вы и сами все купите. Карточка у мамы если что.

В ее глазах промелькнул задорный блеск, и она согласно мне кивнула.

-тогда езжай давай. Тете Лере и тете Рите я сообщу что ты уехала.

-спасибо. Ты их до дома довезешь?

-конечно. Такие приятные дамы! Если бы не возраст, то давно бы их уже подругами считала.

Я благодарно улыбнулась Юле и поднявшись со скамейки направилась к выходу из центра.

Маме сделали операцию на ноги и теперь она здоровее здорового. Я была рада наконец увидеть ее счастливую улыбку. Теперь она каждый день занималась спортом и старалась держать себя в форме поддерживая функцию ног.

у меня со временем прошли истерики и вои по ночам. Вначале было очень тяжело. Я истерила и кидала подушки вспоминая больные, но счастливые моменты с ним. Как мы валялись, как бесились… Я не могла спать и погружалась разве что в беспамятство от сильного снотворного. Просыпалась от слез боли.

Потом я начала представлять его руки сжимающие мою талию и крепко прижимающие к груди, его тепло… я погружалась куда-то в прострацию и чувствовала его присутствие рядом, как он старается облегчить мне жизнь и защитить… грела его черная толстовка, которую я таскала на себе не снимая.

Я начала чувствовать его родные сильные руки каждую ночь. Казалась по комнате снова стал бродить его родной и до ломоты в костях успокаивающий запах. Я успокаивалась и засыпала, а просыпалась я от прыгающего по кровати взбалмошного щенка, который и в добавок выл как ненормальный не переставая скакать на кровати.

Я забрала черного щенка с белым пятном на груди. Теперь он жил со мной и был настолько неугомонным, что как ни странно сильно напоминал мне моего хулигана.

А вещи в квартире так и остались не тронуты. Игорь Владимирович пытался уговорить меня на смену обстановки или хотя бы убрать все его вещи, одежду. Я не позволила даже прикоснуться к ним. Я не могла это убрать. Я каждый день представляла, как он приходит в квартиру и просит его любимый яблочный пирог. Я делала его постоянно неустанно ожидая его прихода. Я понимала, что это скорее игра сознания и я просто так хочу обмануть действительность, но это приносило хоть какое-то облегчение и надежду. Это лучше, чем пустая безысходность и обреченность.

Я знала, что он не придет, но все равно ждала потому что так могла забыться и заглушить дикую боль, давала хоть немного отдохнуть уставшей и израненной до уродства души.

Улыбаться уже устала, жить устала в двойне, мне не хотелось больше оставаться среди живых, когда душа давно умерла в безысходности. Однако я следовала простому принципу «надо».

ездила я только на его машине. Никакую другую не воспринимала. Верила, что если он выбрал именно этот мустанг, то здесь есть действительно что-то стоящие. Для меня было важно, что в этой машине осталась его частичка души поскольку вещь принадлежала ему.



Диана Волк

Отредактировано: 16.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться