Философия ненависти

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Отец забрал из моих рук стакан, пока я кашляла, как бывалая туберкулёзница, а Алёна, охая и что-то причитая, начала суетиться надо мной как курица. Когда её маленький кулачок замахнулся над моей спиной, чтобы постучать по ней, я шарахнулась в сторону и осипшим голосом, продолжая подкашливать, проорала, что мне не нужна её помощь. Как только мой кашель стих, папа усадил меня на стул и присев рядом на корточки, поинтересовался, всё ли со мной в порядке.

- Нет, – честно ответила я, - Со мной не всё в порядке! Ты бы ещё приглашение на свадьбу прислал бы! – отец потупил глаза, а губастая притихла, стоя в сторонке и переминая пальцы рук, - Да ладно?!

Мой отец с ума сошёл! Он решил жениться на этой… На этой девке? Сколько ей?! От силы двадцать пять, а папе сорок два!

- Да она мне в сёстры годится! – закричала я.

- Клавди, - тихо позвал папа, - Я понимаю, что тебя шокирует эта новость, но я прошу тебя, не принимай поспешных выводов. Алёна переедет к нам через две недели, у тебя будет время успокоиться и смириться с этой мыслью…

- Да не хочу я ни с чем мириться!

- … я хотел раньше рассказать тебе, - продолжал отец, не обращая внимания на мои выпады, - Но боялся от тебя как раз такой реакции. Пойми, для меня это очень важно: чтобы ты приняла Алёну в нашу семью.

Мысль о том, что я буду делить папу с какой-то незнакомой мне женщиной, убивала меня. Мы жили вместе с тех самых пор, как мама ушла от нас, я даже не помню, когда именно произошло это и почему. Папа никогда мне не говорил, почему мама бросила нас, а я никогда не спрашивала об этом. Если она почитала нужным уйти, так тому и быть – мне было всё равно. Да, у папы были романы, но он никогда не приводил в дом женщин и тем более не решал жениться. Мы всегда поддерживали друг друга, иногда ругались, но быстро мирились. А сейчас, если эта клуша переедет к нам, то всё будет по-другому и сможем ли мы жить так же, как жили раньше, остаётся загадкой. Смогу ли я принять её? Нет. Не смогу.

Я нутром чуяла, что всё это плохо закончится, но решила пойти на уступки. Если он хочет, то пусть будет так.

- Когда ваша… свадьба? – выдавила я из себя.

- В начале июля, - подала голос Алёна, продолжая жаться в другом углу кухни, - Мы не будем устраивать пышную свадьбу. Отпразднуем только в кругу самых близких.

Интересно, это папа не хочет празднеств или Алёна? Я снова посмотрела на неё, пытаясь понять, что она вообще забыла рядом с моим отцом? Деньги? Нет, это смешно – папа не был богат. Любовь?

На это я не могла ответить.

* * *

- Что серьёзно? – Ева прикрыла от удивления рот, когда я рассказала эту новость ей и Рае, стоя у окна в коридоре университета.

- Да, - мрачно буркнула я, - И, похоже, что у них действительно всё серьёзно.

- На твоего отца это совсем не похоже… Сколько ей лет? – спросила Рая, облокотившись о подоконник рядом со мной.

- Ей двадцать шесть, - мысленно я соотнесла её возраст и возраст сероглазого, и взвыла, - Вы понимаете, что она чуть старше нас? По возрасту она мне как сестра!

- Ого, - снова откликнулась Ев, - И как долго у них всё это длиться?

- Полтора года.

Полтора года я не замечала у себя под носом вот этого безобразия! Как такое вообще может быть? Я даже не догадывалась о том, что у папы кто-то есть. Моя внутренняя “ищейка” начала меня подводить.

- Что будешь делать?

- Не знаю, - я взглянула на Раю, а потом на Еву, обе были потрясены решением моего папы, - Я просто пока присмотрюсь к ней, а потом сделаю все выводы.

Я была погружена в мысли о том, что в моей жизни начались значительные перемены, даже не заметив, как пролетел день. На мою радость, придя домой, я не застала там Алёну. Зато в гостиной перед телевизором мирно посапывал отец. На экране по зелёному полю мелькали футболисты, и как только я выключила телевизор, папа тут же проснулся.

- Ты уже вернулась?

- Да, - я чмокнула его в лоб и поплелась на кухню, - Ты поужинаешь со мной?

- Эм, - он тут же замялся, - Наверное, нет.

Я напряглась, если папа был дома, то он всегда ужинал со мной. Обычно мы смотрели какой-нибудь фильм или сериал. Это было наше особенное время – мы могли рассказать друг другу, что у нас произошло за день, а сейчас? Я знаю, что он поедет к ней – к Алёне.

Мой аппетит как ветром сдуло, и я резко поменяла траекторию движения, отправившись в свою комнату, громко при этом хлопнув дверью. Моя уютная кровать и мягкая подушка приняли меня с распростёртыми объятиями, пока отец не ушёл из дома. Я слышала, как он тяжело вздохнул, задержавшись у моей двери, но так и не вошёл. Глаза зажгло от слёз обиды, и я уткнулась лицом в мягкую ткань.

Утро встретило меня ярким солнцем, пробивающимся в мою комнату через незанавешенное окно и запахом только что испечённых оладьев. Вчера я так и уснула в одежде на кровати, проплакав почти всю ночь, и сейчас мысленно улыбнулась тому, что папа решил загладить передо мной вчерашний несостоявшийся ужин отменным завтраком. Но меня ждало фиаско в виде облачённой в отцовскую рубашку Алёны. Её волосы были собраны в пучок, а рубашка еле прикрывала задницу, показывая какие у неё длинные и загорелые ноги. Алёна, почувствовав, как я мысленно убиваю её, повернулась и приветливо помахала мне лопаточкой.



Чеслава Вишневская

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться