Финальный аккорд магии

Размер шрифта: - +

Глава 4

Темнота медленно опустилась на улице, пряча вершины гор за темным бархатом летней ночи. Светлячки постепенно загорались, погружая помещения в уютный полумрак.

– Пора идти, – сказала Анна, поднимаясь на ноги.

Мы двинулись к выходу, я нащупала мягкую ладонь Эрика и его пальцы нежно сжали мою руку. Он едва заметно прихрамывал, двигаясь по темным коридорам.

Двор тонул в цветах – букеты лилий и колокольчиков, ярких роз и нежных ландышей, фиалок и гербер заполняли воздух ароматами.

Алевсандр сидел на лавке спиной, и волшебный свет мягко обтекал его ярко-синее одеяние, рядом с ним – Олла, невесомая, почти прозрачная. Она обернулась через плечо и подарила нам теплую улыбку.

– Олла… я не смогу, – шепнул Алевсандр, и с его щеки скатилась слеза.

– Ты должен, любимый, – ее голос звучал, как шепот ветра. – Моя любовь навеки останется с тобой…

– Но…

– Тсс, – она приложила указательный палец к его губам, и маг закрыл глаза. – Пора…

Алевсандр втянул воздух носом, и кивнул. Когда он открыл глаза, они были полны решимости.

– Как вы догадались, я позвал вас сюда, чтобы…, – его голос дрогнул. – Чтобы проститься с моей женой.

Эрик крепче сжал мои пальцы, а я подобралась ближе, чтобы почувствовать его тепло. Мы стояли полукругом, россыпь светлячков парила над цветами и дорожками из гравия.

– Присядьте, – Олла кивнула нам, подлетая к мужу. – Ночь обещает быть долгой.

Мы сели на лавку – рядом со мной уселись Эрик и Анна, в их окружении мне стало спокойнее – я очень к ним привязалась за последние месяцы. Поодаль устроились Зерип и Левретта, вот и все обитатели замка. Левретта сложила руки на коленях, скрытых ярко-бордовыми шароварами, ее круглое лицо в обрамлении прямых черных волос пряталось под тенью от высокого кроваво-красного тюрбана.

– Последние события вынуждают меня, – маг плотно сжал губы. – В мое отсутствие…

Он повернул голову, и мягкая улыбка Оллы почти осязаемо долетела до мужа.

– В мое отсутствие некому поддерживать призрака в этом состоянии, – продолжил он, стараясь предать голосу деловые нотки. – Сила источника, без должного направления, оставит ее здесь, но вот целостность личности…

Он снова запнулся, вдыхая пряный запах ночи.

– Все в порядке, любимый, – шепнула Олла мужу, и ее звонкий голос разлетелся по саду. – Так долго… Я была тут слишком долго. Мы прощались столько раз, что сейчас будет проще…

– Но сейчас мы прощаемся навсегда, – воскликнул Алевсандр, и его лицо потеряло строгость и силу. Он словно стал моложе, напоминая влюбленного мальчишку, не готового проститься с надеждой.

– Навсегда – слишком громкое слово, – Олла отлетела на шаг, ее волосы отражали свет магического огня, и лицо мерцало в этом сиянии. Алевсандр потянул к ней руку, но она не ответила, и он спрятал пальцы в карман брюк.

Над садом нависало темное небо с редкими вкраплениям звезд, ни облаков, ни ветра – тишина приглашала нас к задумчивости.

Маг повернулся к нам.

 – Олла просила пригласить вас и устроить небольшую церемонию… Это будет честно по отношению к ней, но сначала я должен рассказать ее историю. Она была выдающейся женщиной и наполняла жизнь светом, столько лет мы жили бок о бок, заботясь о школе и учениках, столько счастливых, полных лет… Но мой рассказ пойдет не о них… Я расскажу о ее смерти, потому что эта история связана с вашей. В ту пору я был главным магом Школы Волшебных Лоз, и школа процветала.

Голос Алевсандра наполнился теплотой.

– Сюда прибывали многие выдающиеся волшебники и волшебницы, как ученики, так и преподаватели, и каждому школа могла предложить именно то, что ему было нужно – дружеское плечо, магические задачи и знания. Я направлял их, а жена помогала сделать так, чтобы никто не остался за бортом…

Глаза Оллы скользнули по гордому лицу мужа.

– Без ложной скромности скажу, что при нас школа достигла рассвета… Но управление таким огромным количеством учеников не дается легко – я тратил на это все силы и весь свой дар, потому события в столице застали врасплох. Когда хороший друг сообщил о готовящемся перевороте, я просто не поверил!

Алевсандр опустил глаза.

– А когда поверил, было слишком поздно…

 

То утро ничем не отличалось от других – солнце взошло на ясное небо, горные хребты окружали замок нерушимым барьером.

Алевсандр проснулся в отличном настроении и приступил к рутинным делам – подготовка к ритуалу посвящения шла полным ходом. Многие столичные маги приехали, чтобы присутствовать на этом событии – в качестве почетных гостей или родителей студентов.

В то время школа находилась ближе к перевалу Сандерса, севернее ветхого моста, и многие крестьяне из соседних деревень пришли поглазеть на торжество. Они расположили лагерь за воротами, а двор готовили к событию. Сооружали летающую сцену, выстраивали рядами стулья и кресла, подготавливали фейерверки.

Олла проснулась до рассвета, хлопотала над праздничной трапезой и одеждой посвященных.

Алевсандр встал один, наспех позавтракал и заметил пульсирующее зеркало на столе. Сначала гладкая поверхность пошла волной, а потом знакомое лицо Хаммета, провидца из Столицы, выступило из тумана.

– Алевсандр, готовится переворот…, – начал он сходу, а глаза его лихорадочно блестели.

– Какой переворот? – спросил маг со смешком, но собеседник выглядел, как нельзя серьезным и решительным.



Марла Лукаш

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться