Финальный аккорд магии

Размер шрифта: - +

Глава 16

– Сегодня император тоже захочет меня видеть? – спросила я, стараясь сделать голос спокойным.

Нерт покачал головой и отвернулся, делая вид, что занят сервировкой еды.

– Значит, сегодня я стану десертом? – я подошла ближе, и положила руку ему на плечо. Ладонь тут же наполнилась его теплом, но Нерт вздрогнул и отстранился.

– Я не знаю, – ответил он, не поднимая глаз.

– Прикидываться нет нужды, – усмехнулась я. – Как ты живешь здесь?

– Едва ли кто-то оказывается в таком месте по собственному желанию, – ответил он, наконец, отходя от столика с едой. – Старшие слуги и придворные получают более чем щедрое жалование. Но большая часть обитателей замка – рабы.

– Я имею в виду, – заметила я, пододвигаясь ближе. –– Как вы не сходите с ума?

Я уселась на кресло у столика. Отсюда отрывался вид на ослепительную пустыню. Песок сиял и блистал, а небо служило отражением солнечного жара.

– У каждого есть что-то, ради чего можно вытерпеть, если не все, то очень многое, – ответил Нерт. – Главное, не забывать, кто ты.

Нерт тоже повернулся к окну, и солнце высветило его точеный профиль. Темные глаза сузились в щели и устремились к горизонту, туда, где песок и небо сплавились вместе в неизвестной дали.

– Позавтракай, тебе понадобятся силы, – проговорил он, отворачиваясь от пылающего дня. Мне показалось, что на его белоснежных щеках сверкнули слезы, но он быстро ушел, одарив меня слишком церемонным поклоном.

Я оглядела разложенные на столике деликатесы, и снова почувствовала тошноту и усталость.

Апатия наполнила тело свинцом, и я просидела в кресле большую часть жаркого дня, обливаясь потом и отгоняя мысли. Это оказалось легко – от жары и волнения, они все равно путались и смешивались в непонятные образы.

Вечером в мою комнату зашел сам император. На удивление яркий костюм изумрудного цвета дополняли сверкающие самоцветы и цветущая улыбка. Длинные серебристые волосы он убрал в хвост, отчего лицо стало более угловатым. И хищным.

– Ты готова? – спросил он с полуулыбкой.

Я медленно поднялась на ноги, и еще раз осмотрела Кортексиона. Теперь я знала, что скрывается за идеальной внешностью и невозмутимостью правителя вампиров, и, как и предсказывал он сам, это знание жгло изнутри, его едкие пары отравляли мысли. Я полностью запуталась в жалости, злости и беспомощности. От бессилия я хрипло выдавила:

– Я вас ненавижу, - прямо в лицо.

– И мне, правда, лестно это слышать, – вместе с каждым словом, сказанным серебристо-звучным голосом императора, сила и чувства покидали меня. Мои колени задрожали, и я рухнула на ковер. – Я рад, что не оставил тебя равнодушной.

Лицо вампира показалось надо мной, его миндалевидные глаза смотрели изучающе. Смотрели и смеялись, а мир продолжал кружиться, но я изо всех сил задерживала забытье. Он протянул ко мне руку, но вместо прикосновения я почувствовала порыв ветра.

– Нам пора, – прошептал он на ухо, и я отрубилась.

На этот раз меня преследовали странные сны, обрывки которых остались липкой пленкой позади век, когда я, наконец, открыла глаза. Чувствовала я себя сносно – голова, конечно, раскалывалась, но мягкие лучи, скользящие по ногам и шее, убаюкивали тошноту и озноб. Не сразу я поняла, что нахожусь в неизвестном месте – оранжерее, залитой ярким полуденным светом. Жара вокруг чуть сглаживалась большими резервуарами с водой, блистающими по обе стороны от ложа.

Зрение постепенно стало четче, и я заметила еще несколько шезлонгов, в которых спали другие люди, а слуги то и дело пробегали среди них.

Девушка небольшого роста, закутанная, по обыкновению, в плотную черную ткань, остановилась около меня, и поставила на столик поднос с едой и чашку резко пахнущего настоя. На попытки заговорить, она ответила тишиной и поспешила прочь.

Я потянулась к кружке, и сделала несколько глотков сладкой жидкости. Когда головокружение и боль стали почти незаметными, я рискнула приподняться на локтях и осмотреться получше. Помещение немного напоминало ту оранжерею, где я впервые увидела императора, но вместо искусственного света сквозь чуть затемненные окна в потолке пылало яркое небесное светило. Растения в кадках и небольшие клумбы раскинули сочные зеленые ветви с огромными цветами, пряча бассейны и других обитателей террасы.

Я опустила ноги на каменный пол, нагретый солнцем камень приятно грел босые ступни. Не смотря на жару, я еще не согрелась. Холод клубился внутри, там куда не проникали жаркие дневные лучи.

 Я потянулась к еде, но ломоть хлеба упал из задрожавшей руки – передо мной стояла Кира. Ее темно-каштановые кудряшки были убраны вверх, открывая тонкую шею и бледное лицо, тонкий халат облепил влажное после купания тело.

– Будь готова сегодня, – выдохнула она и я услышала, как скрипнули ее зубы, а глаза засверкали. – Второго шанса не будет.

Я вскочила на ноги и открыла рот для вопроса, но Кира исчезла так быстро, будто ее не было вовсе. Я потерла усталые глаза, еще раз оглядела залитую ярким светом комнату, и сползла на лежак.

Сердце стучало в груди, но тело, ослабленное прошедшими днями, едва подчинялось мне. Я прикрыла веки, ловя оранжевое зарево солнечного дня, но даже это не помогало отогнать темноту, холод и страх.

Через несколько часов яркий свет, скользящие вокруг люди и плеск воды заставили мою голову кружиться, и я обрадовалась, углядев высокую фигуру Нерта в дверях оранжереи. Его высокий рост и походка, прядь черных волос, вырвавшихся из-под черного облачения казались привычными и успокаивающими. Я шагнула навстречу, ища взгляд его темных глаз, спокойно-насмешливый, как бывало в хорошие дни.



Марла Лукаш

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться