Финальный аккорд магии

Размер шрифта: - +

Глава 17

Нам пришлось довольно долго идти пешком, но дорога была сносной, а разнообразие растительности действовало на меня, как успокоительное. Я невольно улыбалась, встречая небольшие коренастые деревья и колючие кустарники, словно узнала старых друзей. После пустыне за окнами, сверкающей и необъятной, я почти поверила, что весь мир сгинул в раскалённом песке, и теперь первые признаки живого радовали глаз.

Кира шла рядом. Тильта с братом шагали позади, и белая кожа Нерта выделялась неестественно-ярко в ночной мгле.

– Платформу охраняют, – сказала Кира. – Но вампиры редко интересуются поездами. Волшебники предпочитают другие способы передвижения.

Впереди, действительно, показался военный пост. Я с удивлением оглядывала скучающих часов. Их заветренные, загорелые лица оставались безучастными, и мы спокойно прошли дальше. Зато я впервые встретила настоящих големов – зеленоватые полупрозрачные фигуры высотой, как два моих роста, сверкали среди пустоши или постов охраны.

– Големы сообщают о нападении в случае опасности, – шепнула Кира. – Сейчас все спокойно, потому что дарки тоже не выносят дневной свет.

– Почему? – спросила я.

– Дарки – это элитный вампирский отряд, – ответила та. – Вампиры отбирают особенно крепких детей у рабов и дают им пить свою кровь.

– Но это же яд! – мои кулаки непроизвольно сжались, и я посмотрела на Нерта, который спокойно шел впереди.

– Поэтому мало кто выживает, – пожала плечами Кира. – Но выжившие становятся сильнее, выносливее и проворнее любого человека, иногда даже магия подчиняется им в слабой мере. Но солнце губительно для них, как и для их создателей.

Разговор замолк. Последний, одиноко стоящий голем проводил нас невидящим взглядом.

Когда мы выбрались на дорогу, ведущую к станции, то встретились с несколькими попутчиками – угрюмыми беженцами, их неодобрительные взгляды скользили по нашей компании, особенно по Нерту.  Но никто не решился сказать нам ни слова, люди спешили вперед, прижимая к себе свои скромные пожитки.

– Пришли, – бросила Кира, а я с удивлением оглядела тонкие пластины из проржавевшего железа. Нитью они уходили в обе стороны, теряясь среди деревьев на горизонте.

– Что это? – спросила я. Местность едва ли напоминала загадочную «станцию». Около путей небольшая очищенная от растительности площадка блестела гравием, подбирающимся небольшой насыпью к железякам.

– Поезд должен появиться на рассвете, – выплюнула Кира вместо ответа, усаживаясь неподалеку на землю.

Но рассвет разгорелся в жаркое утро, а солнце нагрело камни и железный каркас, служивший когда-то навесом, а пути протяжно молали.

На платформе собрался народ – семьи с маленькими детьми, в обносках и со скромными пожитками, группа женщин в рабочих платьях. Дети – с огромными испуганными глазами – вели себя так тихо, что их можно спутать с куклами.

Солнечные лучи слпили глаза, и сонливость туманила голову после тяжелой волнительной ночи. Я сидела на выровненный пол, поджав ноги. Голова опустела, и в этой пустоте воспоминания о друзьях, о которых я дав не знала ничего, снова всплыли мучительной болью. Я спрятала лицо в ткань платья, вдыхая нагретый утренний воздух.

– Я надеюсь, ты не надумала делать глупости, – подсела ко мне Кира.

Свет пробивался под закрытые веки золотистым сиянием, а голос Провидицы звучал так далеко.

– Глупости? Ты о чем? – спросила я, но голос предательски дрогнул.

– Ты забываешь, что я волшебница.

– Разве это возможно? – отвернулась я, но наш спор прервал треск колес. Сначала это был чуть слышный гул, но он нарастал и нарастал, становясь похожим на рокот. С горизонта на нас неслась огромная черная железяка, она походила на дракона, с ревом и паром несущегося на свою добычу, и я невольно отскочила от рельса, и снова оказалась в руках Нерта.

– Осторожнее, – сказал он, с силой проговаривая каждую букву. Его голос – бархатный и низкий – почти слился с гулом поезда.

Нерт немного коверкал слова и растягивал гласные, отчего его говор звучал странно мелодичным и окутывающим.

Я даже позабыла о несущемся на нас чудовище, потому снова вскрикнула, когда обернулась. Вблизи поезд выглядел еще более внушительно – огромные железные вагоны, местами проеденные ржавчиной и покрытые грязью, возвышались надо мной на несколько голов. От раскалённых колес валил жаркий пар.

– Быстрее сюда, – Нерт схватил мою руку. Массивная дверь с яркими пятнами ржавчины, съевшими зеленую краску, поддалась неохотно, с громким и неприятным скрипом. Внутри вагон выглядел не лучше. Несколько небольших окон, расположенных на противоположной стене, бросали на грязные полы пятна света, и помещение напоминало нагретую жестяную коробку.

Стоило нам проскочить внутрь, как поезд тронулся, снова оповещая всех противным дребезжанием. Никто не спешил разделить с нами вагон, люди заскакивали в другие двери, торопясь и догоняя громадину.

– Сейчас мало беженцев с границы, – заметила Кира, пытаясь перекричать скрип и лязг металла. – Поезда везут все на границу. Все, кто хотел скрыться, давно далеко. Остались только боевые маги, да отряды правительницы.

– Здесь всегда так шумно? – выкрикнула я.

– Похоже на то, – Кира пожала плечами.

– Кому могло прийти в голову соорудить такую конструкцию и как она ездит?

– Конечно, с помощью магии, – удивленно вытаращилась Кира. – Поговаривают, что это подарок каких-то дальних народов, которые поклоняются не Богам, а прогрессу и науке, но я считаю, что это сказки. Как такое может быть?



Марла Лукаш

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться