Фиолетовая скрипка из Жакаранды

Размер шрифта: - +

ГЛАВА XVIII, конец игры

Особняк торчал гнилым зубом на ковре рыжей хвои. Дом пустовал не меньше века: фасад покрывал мох, вывороченные ставни болтались в петлях, крыльцо превратилось в руины. От перил остался один остов, щербатые ступени потемнели и пошли трещинами. Из провала двери несло сыростью, как из разверстой могилы.

Алибау нашлась на втором этаже. Она восседала в кресле у окна в просторной зале – в лучшие времена здесь могли проходить балы и светские рауты. Этот дом знал лучшие времена. Что заставило жильцов покинуть родовое гнездо: разорение, бесчестье, чужое проклятье? – кто ведает.

– Браслет на базу! – она обманчиво ласково поманила Лель к себе.

Лель стащила сканер с руки.

– Твоя очередь.

Алибау задумчиво уставилась в лепной, покрытый трещинами потолок.

– Лениво. Так долго тебя ждала, что все успело осточертеть. Давай так: ты отдашь мне карту, а я, так и быть, никому об этом не скажу. Идет?

– Что ты несешь? Хочешь взять самоотвод – дело твое. Просто выпусти красную пета…– она осеклась.

Из-за спины Алибау стала расти и расправляться страшная тень. Огромный зверь лег у ног хозяйки. Втянул воздух вздрагивающими ноздрями, крупный нос собрался складками. Монстр подался вперед и рыкнул, оскалив клыки до самых десен. Лель издала полувопль-полустон.

– Здоровается с тобой! – взгляд Алибау светился злобным весельем. – Удобно, не правда ли, иметь похожих, как близнецы тотема и антитотема? В наше скучное время немногие могут позволить себе темного фамильяра, – продолжала она тоном светской львицы, развлекающей гостя. – Душка Бо. У него под носом можно устроить массу забав. Как тебе эта? Перевоплощение белого саблезубого волка в варгра-людоеда[1]. Изящный трюк, скажи?

На Лель навалились усталость и безразличие. Что делать перед лицом смерти? Плакать? Умолять? Надеяться на чудо?

Она мысленно со всей силы ударила себя кулаком в нос. Алибау изумилась:

– Да у тебя кровь! Во психопатка.

Время. Надо выиграть время.

– Дурью маешься, – собственный голос казался грубым, чужим. – С минуты на минуту сдвоенный сеанс связи. Догадываешься, что будет, если я не отвечу?

– Три ха-ха. Сколько с тобой связывались?

– Раз двадцать.

– А со мной – пять. Потому что я – в убежище, а ты весь день шарахалась по лесу. А сейчас мы в безопасности – авангардницы, плечом к плечу, – она хохотнула. – Судьи могут с чистой совестью пропустить чашечку кофе. Пустишь красную петарду – скажу, ты все придумала. Хотя, по правде, не успеешь ты пустить никакой петарды, – Алибау покаянно вздохнула.

– Зачем ты это делаешь? Почему я?

– А почему бы и не ты? – хмыкнула Алибау. – Бабку благодари. – Она смотрела почти с сожалением.  – Хотела ведь по-хорошему. Убралась бы по тихой, подольше бы небо коптила. Не предупредил тебя дружок? Он много знает, да только не болтает всего.

Лель не сразу поняла, о ком речь.

– Ты о Бьорне? Да он тебя за версту обходит.

– Детка, в высших эшелонах есть правило: держись своих, бей чужих. Родился в норковых пеленках – соответствуй. Меня тошнит от того, как твой ненаглядный строит из себя благородного дона.

Улыбка сползла с ее лица, как слизень со шляпки гриба.

– Ну что, скрипка поломанная? Готова отправиться к Серому Нотариусу в Серые Пределы?

Она уже не владела собой.

– Как же вы достали! Выскочки. Тараканы. Дай вам волю, весь мир превратите в свой термитник. Шныряете со своими тряпками, красками, дудками. Лезете, куда вам вход от роду заказан. Нигде нет покоя от вас, паразитов! Давить вас надо, как… как…

– Тебя все равно раскроют.

– Мечтай! – Алибау подалась вперед.

Из-под копны черных волос сверкнули два огонька. Лель вздрогнула.

– Траубан, – кивнула Алибау. – Гибрид пыльного зайца и трау. Внешне напоминает ком пыли, четыре конечности, снабженные когтями, атакует для защиты или по приказу. Живет в подвалах, появляется по зову хозяина. Надеюсь, у твоих предков были деньги, чтобы собрать базовую чародейскую библиотеку?

– Он же…

– Запрещен уставом. Нашла кому рассказывать! Похоже, тот, кто составлял этот свод идиотских правил, страдал слабоумием. Древний замок с лабиринтами подземных ходов – где еще найдешь более подходящий ареал обитания для милых зверушек?

– И что с того?

– А вот что! – Алибау свистнула. Трехпалая лапа взметнулась, брызнула кровь. Траубан снова спрятался. – Вот так! – ее губы снова растянулись в ухмылке. – Все должно выглядеть естественно. Несчастный случай. Обе феи пострадали, выжила только одна. Один досадный нюанс: антитотем атакует любого по приказу, но не в состоянии нанести хозяину даже легкой раны. А траубан может.



Эн Поли

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться