Фиолетовый браслет

Размер шрифта: - +

«Лучшая» в жизни вечеринка

На следующий день мама уезжала обратно в Лондон. На прощание, возле паспортного контроля в Шереметьево, она дала мне кучу ценных указаний, которые касались в основном учебы. Мама несколько раз повторила, что она и папа очень верят в меня, и надеются, что я их не подведу. От ее напутствий мне стало стыдно, и потому, придя домой, я честно открыла книгу по архитектурному проектированию и изучала ее в течение всего вечера. Тренировок сегодня не было, поэтому я, словно прилежная ученица, не отрываясь вникала в текст учебной литературы. Из мира различного вида фундаментов и деревянных конструкций меня вырвал телефонный звонок Влада.

- Алло, - тут же ответила я.

- Котенок, стою под твоей дверью. Открывай, - радостно сообщил он мне.

Я тут же вскочила и направилась к входной двери, не понимая, что Владика привело ко мне в такое позднее время. 

- Не хотел звонить, побоялся, вдруг твоя мама выйдет, - сказал молодой человек, как только я открыла.

- Что ты здесь делаешь? – тут же спросила я, увидев, как Влад переминается с ноги на ногу в коридоре, сжимая огромный букет белых лилий.

- Решил проявить инициативу и познакомиться наконец с Ингой Викторовной, - смело сказал парень. - Можно пройти?

- Нет, нельзя. Мама спит уже. Ты посмотри на время! Десять часов! Она целый день моталась по городу со своим дурацким проектом и очень устала, - без заминок соврала я. С каждым разом я убеждалась все больше, что вранье – это моя истинная прерогатива. – Ты бы мог предупредить о своих планах меня!

- Я думал сделать сюрприз, - разочарованно ответил Влад. – Извини.

- Пойми, для меня это все очень серьезно и я не могу вот так просто представить тебя маме, - попыталась оправдать свое поведение я.

- Да, я все понял, Лиль. Просто подумал, что после полугода наших встреч пора уже мне познакомиться с твоими родителями. Ты-то моих с первых дней знаешь, - буркнул Влад в ответ. 

Родители Влада были поистине мировыми чуваками. Дмитрий Сергеевич и Надежда Павловна сразу же приняли меня в свою семью и зачастую называли «дочей». Отец Влада был бывшим военным, а мама учителем музыки в обычной средней школе. Именно Надежда Павловна привела когда-то Влада на занятия танцами, именно она искренне радовалась его успехам на этом поприще, чему я даже немного завидовала, поскольку отношение моей мамы к танцам было абсолютно равнодушным. Если сравнивать родителей Владика с моими предками, то, конечно, это словно небо и земля. Мои скорее были пафосными аристократами, а его обычными, простыми людьми.

– Цветы хотя бы возьми, они-то ни в чем не виноваты, - парень вручил мне букет уже слегка подмерзших лилий и направился в сторону лифта.

- Прости, Влад, просто не сегодня. Хорошо? Не обижайся, пожалуйста, - крикнула я ему вслед, перед тем как он уехал.

После этого неприятного инцидента меня ужасно мучила совесть. Я поступила очень некрасиво. Наверняка, Владик долго решался на такой поступок. Он даже классические ботинки нацепил и брюки, вместо своих привычных кед и джинс. Скорее всего, под его курткой был пиджак с белой сорочкой и галстук. Я просто ненавидела себя в этот момент. Ну а что делать, если я была просто не готова сейчас знакомить его с мамой, даже если бы она не уехала в Лондон?

Я прошла на кухню, чтобы поставить цветы в воду. Запах они источали ужасный. Я не любила лилии именно из-за этой приторно-сладкой вони. Странно, что Влад этого еще не знал. Быть может, это связано с тем, что он всегда дарил мне розы, и у меня никаких претензий не было никогда? 

Я оставила букет на кухне, а сама отправилась в свою комнату и попыталась заставить себя вернуться к учебе. Не получилось. Из головы не выходил Влад. Мне его было жаль. Я все прокручивала сцену на лестничной клетке в своей голове и прощенья мне не было. Я набрала номер парня, чтобы вернуть его обратно и откупиться за свое дерьмовое поведение ночью любви. Мне хотелось объяснить ему, что мамы не было дома, что я занималась и не хотела, чтобы меня отвлекали… Короче, бла-бла-бла… На звонки Владик не отвечал. Он просто не брал трубку! Моему возмущению не было предела! Я тут, понимаете ли, звоню ему, а он!?

Нет, конечно, Влад имел право обижаться и я, убедив себя, что полностью сама во всем виновата, отправилась спать, предварительно переодев браслет на правую руку. Да, я впервые сделала это, потому что реально очень плохо себя вела и решила, что пора уже перестать врать самой себе и по-честному участвовать в Анькином эксперименте. 

***

Утром я проспала и в ужасе бегала по квартире, пытаясь побыстрее собраться на тренировку. До «Олимпийского» я летела сломя голову, преодолевая высокие сугробы, словно спринтер. Когда я ворвалась в танцевальный зал, ребята во всю репетировали. Я опоздала на целых полчаса!

- О, привет, проходи, давай скорее, - добродушно сказал мне Антон, приглашая встать на место. Он не ругался, а вот Кэти меня бы уже давно на место поставила. Дисциплина всегда была для нее на первом месте.

Я быстро подстроилась под ритм нашего номера и практически безошибочно выполнила все элементы. На короткой передышке я обратила внимание на наших девчонок. Все они были безупречно накрашены, а их короткая сексуальная одежда так и кричала: «Антон, раздень меня!». Их вид немного позабавил, потому что преображение из обычных серых мышей в расфуфыренных красоток сразу бросалось в глаза и, наверняка, Матвейчук это заметил. Я одна среди них выделялась. Мое лицо было абсолютно без косметики, волосы туго завязаны в хвост, который спросонья я не удосужилась даже расчесать, а из одежды на мне был старенький розовый костюм и белые кроссовки для танцев. Когда Антон вернулся в зал, девчонки заулыбались, как по щелчку пальцев. Для полноты картины каждой из них не хватало хвоста, как у собаки, чтобы активно вилять им в знак благосклонности к своему хозяину, в их случае - к нашему наставнику.

Возле противоположной стены стоял Влад и изо всех сил старался не смотреть в мою сторону. По выражению его лица было понятно: он обижен и лучше его не трогать.

- В эту субботу будете танцевать в «Сохо». Ваше выступление в одиннадцать вечера. Посмотрим, как вы сможете держать зал, - улыбаясь, заявил Антон.

- Но мы еще не готовы! Суббота уже завтра! - высказал мнение большинства Олег.

- Почему ты так считаешь? Ты что, в себя не веришь? – ответил ему Антон. – Сейчас добавим несколько элементов и хорошо их отрепетируем. 

В ответ на это Олег промолчал, а наставник выдал совершенно новую идею для нашего постановочного танца.
Под «несколькими элементами» Матвейчук скрывал полную перекройку номера! Ни с того ни с сего он решил, что я, Влад и Олег с Пономаревой должны будем танцевать парами, а остальные три девчонки из нашей группы будут создавать что-то наподобие массовки. 

- Разбейтесь на пары так, как вам будет комфортно, - хлопнув в ладони, попросил Антон.

Я глазам своим не поверила! Мой Влад целенаправленно пошел в сторону Юльки, которая, похоже, сама не ожидала такого поворота событий. Да, черт побери, никто не ожидал! Все ребята посмотрели сначала на Владика, потом на меня, потом снова на него, не понимая, что между нами произошло. Я, немного помедлив, подошла к Олегу и взяла его за руку.

- Отлично, ребят, начинаем, - посмотрев на нас, сказал Антон, и мы продолжили наше занятие.

После сегодняшней репетиции я поняла, что наш новый наставник был просто зверь. Он гонял нас до изнеможения и использовал наш физический и спортивный потенциал по полной программе, на всю катушку. Матвейчук был очень требовательным к себе и от нас хотел того же. Вся команда, словно взмыленные лошади, уходила с тренировки едва волоча за собой ноги. Вот и я сейчас шла до дома по заснеженной улице ни живая, ни мертвая. Просто никакая. Часы показывали почти десять вечера. 
Я, проклиная все на свете, медленно добиралась до своего подъезда, периодически меняя фиолетовый браслет с одной руки на другую. Нет, я бы поменяла его еще девять часов назад, когда Влад выбрал себе в пару Пономареву, но я была занята танцами и потому смогла сделать это только сейчас. 

Звук пришедшей на мобильный смски немного отвлек меня от дурных мыслей. Я получила сообщение от Аньки следующего содержания: «Лилька, собирайся, я готова идти в клуб. Заеду за тобой через два часа на такси. Не смей мне отказывать. Я сейчас как никогда нуждаюсь в радости и беззаботном веселье» и следом пришла еще одна смска от нее же, которая послужила своеобразным продолжением предыдущей: «И алкоголе»

Я тяжело вздохнула и закрыла глаза. Сейчас я мечтала только об одном – рухнуть на кровать и уснуть, но раз уж подруга написала про спиртные напитки, значит дело совсем плохо. Я не планировала и не хотела никуда идти, но делать было нечего, ведь идея с ночным клубом принадлежала мне, и я просто должна была поддержать Аню в сложившейся ситуации с Максимом. Хотя меня саму, кажется, нужно было поддержать, ведь Влад за все время нашей тренировки не взглянул на меня ни разу. Он полностью был поглощен танцем с Юлькой.

До приезда Акимовой я успела принять ванну и сделать волнистые локоны на голове. Анька же вошла ко мне в квартиру уже при полном параде. Яркий макияж, короткое черное платьице, сверху черная норковая шуба, на ногах ботфорты на высоком каблуке.

- Ты что, еще даже не накрасилась? – возмутилась она, окинув меня серьезным взглядом.

- А ты, как я посмотрю, полностью укомплектована.

- Нет, не полностью, - ответила она и вытащила из своей огромной сумки от «Биркин» бутылку шампанского. – Вот выпьем - и буду готова.

- Мне тоже одеться, как проститутка? – иронично пошутила я.

- Шевченко, ты чего, попутала? – Анька легонько стукнула меня по плечу.

- Нет. Просто мне непривычно видеть тебя такой, извини, - ответила я. Обычно Акимова одевалась более чем сдержанно, даже если мы шли с ней на вечеринку. 

- Самым сложным было замаскировать неподходящий по цвету браслет, - сказала Анька и показала мне рукав платья, через который проглядывали очертания резиновой побрякушки.

- А его что, нельзя снять?

- Конечно нет! – ответила Анька и прошла на кухню вместе с бутылкой игристого.

Я побрела в свою комнату, для того чтобы найти хоть что-то, мало-мальски подходящее под цвет моего аксессуара. Еще ни разу в жизни я не подбирала одежду под ужасный резиновый браслет! Поняв, что ни одна моя вещь не гармонирует с этим, так сказать, украшением, я решила сделать, как подруга и замаскировать его. Через считанные секунды это фиолетовое безобразие было спрятано под широкий, блестящий ремешок дорогих брендовых часов. Быстро натянув на себя черные леггинсы и шелковый топик с серебристой отстрочкой, я поспешила к Акимовой, которая уже начала пить без меня. 

- Ну, за нас, красоток, - сказала Анька тост и протянула мне бокал.

- Ага, - ответила я и сделала пару глотков шампанского.

- Ты готова или еще краситься будешь? – спросила Анька.

- Черт! Я же еще на накрашена! – простонала я. В последнее время я практически не красилась, потому что, как мне казалось, и без макияжа мне было неплохо.

- Забей, тебе и так классно! – сказала подруга.

- Погоди, я быстро, - я залпом выпила шампанское и снова побежала в комнату, чтобы немного накрасить глаза тушью, а губы блеском.

Через полчаса я и слегка пьяная Анька уже ехали в такси по ночной Москве на дискотеку, которая, судя по настроению моей подруги, должна стать лучшей в нашей жизни. Без труда мы прошли фэйс-контроль и сразу направились в сторону бара. Выпив пару коктейлей, ноги сами запросились в пляс. Боже мой, в последний раз я была на подобной вечеринке месяца три назад с Владом и его друзьями. Я уже даже и забыла, что можно танцевать не четко поставленный танец, а двигаться так, как хочется тебе. На танцполе мы были около сорока минут, пока Анька не изъявила желание пойти за очередной порцией выпивки в бар. По дороге туда, Акимова подцепила двух симпатичных французов, которые приехали в Москву по работе и заодно решили посмотреть на ночную жизнь столицы. Одного из них звали Кристоф, второго - Дэвид. Они любезно предложили нам присесть за их столик и понеслось… Мы начинали с обычного коктейля «мохито», а закончили уже коньяком «Хеннесси», который пили, ничем не закусывая. 

- А что такие красивые девушки делают в клубе совсем одни? – на ломаном русском спросил Кристоф, который был намного симпатичнее и приятнее своего друга. Ему было лет за тридцать. Такой импозантный и приятный мужчина в дорогом костюме, фирменном галстуке и белоснежной рубашке. Конечно, сразу стало понятно, что они ищут спутниц на вечер, а желательно на ночь, потому я тормознула со спиртным сразу же, как дошла до нужной мне кондиции, а вот моя подруга, как оказалось, меры не знала. 

- Мы с Лилькой всегда так отдыхаем, - ответила Анька и выпила еще коньяка. 

- А после танцев куда планируете? – с интересом спросил Кристоф и положил на ногу Акимовой свою руку.

- Домой, - сказала Анька, но руку француза убирать не стала.

- А может в гостиницу? Мы проживаем в «Ритц-Карлтон», там прекрасный вид из окна на Кремль, - сделал недвусмысленное предложение Кристоф.

От такой наглости я, мягко сказать, охренела. Я хотела уже встать и, взяв Акимову за руку, потащить куда подальше от этого столика, но пьяная Анька, вместо того, чтобы врезать этому иностранному придурку по лицу, поцеловала его! Я потеряла дар речи! Лучше бы Акимова не пила. Никогда. Алкоголь действовал на нее явно слишком расслабляюще. Дождавшись, когда подруга и наш новый знакомый перестанут целоваться, я схватила Аньку и повела в туалет. 

- Ты нормальная? Ты чего творишь? Какая гостиница? Ты что, Кремля не видела? – заорала на нее я, стоило только нам войти в дамскую комнату. – Может, тебя нужно холодной водой полить, чтобы ты пришла в себя? – я включила воду в раковине, предлагая Аньке умыться.

- Да чего такого? Кристоф классный, - ответила мне Акимова, светясь как медный таз на солнышке. 

- Давно ли ты стала положительно относиться к случайным связям? – смотрела я на подругу с осуждением.

- Ну, надо же попробовать! – с оптимизмом заявила мне Анька.

- Ты никуда не пойдешь, даже не думай! 

- Не спросить ли мне у тебя, куда мне ходить, а куда нет? Правильно, тебе не понять! У тебя сколько за твои девятнадцать лет парней было? 

- Да причем тут это?

- Я только четверых знаю, с которыми ты спала! А сколько за тобой бегало и предлагало встречаться? Около сотни? 

- Чего за ерунду ты несешь? – попыталась я остановить бред, который исходил от Акимовой. 

- То, что у тебя всегда были парни, а у меня этот гребаный Максимка был всю жизнь! В то время, когда за тобой ухаживали красавчики вроде твоего Владика, я по привычке трахалась со скучным Максом! Я всегда думала, что надо вести себя прилично и быть верной одному, и что из этого получилось? Меня даже этот тюфяк бросил! А я, между прочим, не какая-нибудь стремная и страшная дура, а вполне симпатичная девчонка, ничуть не хуже, чем ты! – выпалила целую тираду мне Анька. – Так что, прости, я сама буду решать, что мне делать, куда и с кем ехать, – зло ответила подруга и пошатываясь вышла из туалета.

Я даже слов правильных подобрать не могла, чтобы сказать ей вслед. Стало так обидно и грустно, что захотелось расплакаться. Выходит, Анька винила меня в том, что ее личная жизнь не сложилась? Но причем тут я? Ведь она сама долгое время жила и свято верила в вечную любовь к этому Голубеву! Я даже не успела ей рассказать о том, что с Владом у меня тоже не все так гладко, как она думала!

Когда я вышла из туалета, ни Акимовой, ни Кристофа уже не было, а Дэвид стоял возле своего столика и кадрил симпатичную официантку. Мысленно послав на хер всех французов вместе с их Парижем, я пошла в сторону бара. Заказав лонг-айленд я набрала номер Аньки, но она сбросила мой вызов. С час я сидела за барной стойкой и пила коктейли один за другим, рыдая, как дура.

- Эй, блондинка, ты какого черта тут делаешь? – послышался голос позади. 

Я сначала даже не обратила на него внимания, думала, что обращаются не ко мне. 

- Да ты еще и бухаешь, - рядом присел парень, которого я не сразу узнала, потому что была уже довольно пьяна.

- Антон? – я подняла на наставника свой затуманенный алкоголем взгляд.

- У тебя утром репетиция, а вечером ты выступаешь в «Сохо». Сейчас почти четыре утра, а ты пьяная в говно сидишь! – парень был возмущен моей безответственностью. 

- Я посажу тебя в такси, - вздохнув, ответил он, забирая из моих рук коктейль.

- Не надо мне такси, я прогуляюсь. Мне нужно проветриться! – запротестовала я, пытаясь подняться, но ноги меня уже не слушались.

- Ты даже встать не можешь, - ответил Матвейчук. – Давай помогу добраться до гардероба, - парень больно взял меня за руку, чтобы помочь подняться со стула.

Я не помню, как я дошла до гардероба, не помню, как оделась и доехала до дома. В семь утра я проснулась от страшной головной боли, открыв глаза, я поняла, что нахожусь не у себя в квартире. Я в ужасе подскочила на кровати. На чьей-то кровати! 

В голове сразу всплыла ссора с Анькой и гостиница «Ритц-Карлтон», в которую нас зазывал Кристоф, но, окинув взглядом темную комнату, я поняла, что нахожусь не в гостинице и, к счастью, я была в своей одежде. Я с облегчением выдохнула. Осталось выяснить, где я и как мне попасть домой. Поднявшись с постели, я направилась к двери и выйдя в просторный холл столкнулась со своим наставником, который в это время, вероятно, шел из другой комнаты.

- Твою мать! – выругалась я. – Чего я тут делаю? – в памяти обрывками начали всплывать события вчерашнего вечера.

- Спала, - ответил невозмутимо Антон и направился в душ.

- Эй, постой, а где я нахожусь? Скажи адрес, я хочу вызвать такси!

- Кутузовский проспект, 11, - крикнул Антон из ванны.

Картинка в моей голове быстро сложилась в единое целое. Значит, Матвейчук не успел вчера меня посадить в такси, и я уснула где-то в районе гардероба. Вот стыдоба! Выходит, он даже не смог меня пьяную разбудить! Я бросилась вызывать такси, молясь, чтобы оно побыстрее приехало. Заказав машину, я присела в холле на диванчик и, наконец, окинула квартиру наставника взглядом. Что же, Антон жил совсем неплохо. Квартира была светлая и большая, квадратов сто, не меньше, в доме, где вряд ли проживали обычные смертные. Интересно, неужели он сам заработал на нее танцами? Верилось с трудом. Хотя, это было не мое дело, по сути.

- Кофе будешь? – спросил Антон, выйдя из ванны в одних спортивных штанах.

- Лучше аспирин, - ответила я, стараясь не смотреть на его достаточно красивую фигуру. Рельефные мышцы пресса парня так и призывали до них дотронуться. Нет, он не был чересчур накаченным, у него было стройная и очень гибкое тело. Я бы назвала его идеальным.

- Ну, да, не подумал, - съязвил Матвейчук и позвал меня на кухню. Он быстро нашел мне таблетки и налил воды.

- А как я тут оказалась? – все же решила уточнить я.

- Ну, ты, видимо отмечала что-то вчера в клубе «Пропаганда» и немного перебрала. Не доползла до дома, - спокойно ответил Антон. – Да ты и говорить-то не могла, если быть точнее. Я минут десять тщетно пытался узнать твой адрес. Как танцевать-то сегодня будешь?

Я быстро взглянула на часы. Тренировка в девять, сейчас было без пятнадцати восемь утра. 

- Легко, - не очень уверенно отозвалась я. 

- Ну, круто, если вообще что-то сделать сможешь, - ответил парень и налил себе кофе.

В это мгновение меня буквально спас мой мобильник, громко зазвонив. Я взяла трубку, на том конце провода оператор такси сообщил мне, что машина уже подъехала. Скомкано попрощавшись с наставником и поблагодарив его за то, что не бросил меня вчера в клубе, я пулей вылетела за дверь его квартиры. 

Сев в машину, я вздохнула с облегчением. Как же мне в тот момент было стыдно, кто бы знал! Мне хотелось выбросить вчерашний день из головы, забыть о нем, но он позорным пятном глубоко засел теперь в моей памяти. Тут я вспомнила о Акимовой, из-за которой, собственно я вчера и напилась, как свинья! Признаться, я волновалась за нее и потому сразу набрала ее номер. Она достаточно быстро ответила.

- Ань, ты где? - спросила я.

- Еду в такси из отеля, - тихо ответила подруга. – Я думала, что после вчерашней моей выходки ты больше никогда мне не позвонишь, - добавила она дрожащим голосом.

- Увидимся сегодня? Приходи ко мне и поговорим обо всем, - предложила я.

- Хорошо, Лиль.

- Я позвоню, как буду выходить из «Олимпийского» после тренировки.

- Договорились.

- Тогда до вечера, - ответила я и положила трубку, поблагодарив Бога, что подруга жива и скоро будет дома.

До дома такси доехало довольно быстро: всего каких-то пятнадцать минут. Расплатившись, я выбежала из машины. Часы показывали восемь тридцать утра. Я снова опаздывала на репетицию…



Natiz

Отредактировано: 14.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться