Фитнес в постели принца

17

Я очень долго думала, как мелко отомстить Павлу за то, что он разваливает мою любовную линию. Вот, моя месть будет жестокой! 

Глава 17

Марина

Кристиан ушёл по своим монаршим делам. Спать совсем не хотелось, хотя тело было тяжёлым, и болела голова. Заставила себя встать и добраться до душа.

Когда я влезла в очередное местное платье, в дверь постучали. Принесли завтрак на двоих — очень предусмотрительно. Желудок радостно заурчал, и я крепко вцепилась в вилку. Еда с тарелок исчезала со скоростью полёта в портале, хорошо, что кроме Львёнка никто этого не видел. Мне в пору было бы начать рычать, как голодный лев, беря пример со своего подопечного.

Львёнка тоже покормила. Пушистый зверь сразу подрос до натурального льва и заговорил. Мне попадёт от Кристиана. Я почему-то даже уверена, ведь его завтрак я скормила Львёнку.

— Ты стихийница, — произнёс Львёнок, развалившись на полу, пока я искала свои кроссовки. Похоже, их убрали слуги, оставив на замену десять пар туфель на каблуке. Надо будет устроить принцу допрос с пристрастием о том, куда уносят обувь.

— Что значит стихийница? — уточнила, упаковывая свою ножку в туфельку. Почувствовала себя Золушкой, когда это дизайнерское чудо идеально село.

— Теперь тебе доступна магия стихий: магия огня, воды, воздуха, почвы, возможно, ещё чего. Список может оказаться очень разнообразным, — сообщил умный лев, переваливаясь на другой бок и с интересом наблюдая, как я экспериментирую с обувью. Я тем временем примеряла следующую пару, придирчиво осматривая высокий каблук.

— Подстава, — сделала я заключение, доставая новую пару туфель, и тут же снова спросила у Львёнка. — Получается, вода в бассейне не просто так плясала.

— Проблема только в том, что ты не можешь этим управлять, — пояснил он и вытянул передние лапы вперёд, как это делают коты. — Земные девушки не способны контролировать эту силу, поэтому вас боятся в нашем мире.

Замерла, осознавая, во-первых, что наконец-то нашла самые-самые лучше туфли в своей жизни, самые идеальные, а во-вторых, что я — апокалипсис для этого мира. Меня должны забить этими идеальными туфельками сразу, как только узнают, кто я. Странно, что Кристиан ещё не утопил меня или не скормил грымзофеям.

В дверь снова постучали. Прежде чем ответить, затолкала Львёнка в гардероб. В комнату вошла, задрав повыше подбородок, королева. Похоже, с ней была стража, но она не впустила их с собой.

— Добрый день, Мари! — вежливо, но холодно произнесла монаршая особа. Я припомнила, как Кристиан сжимал кулак, когда отец назвал её матерью. Безусловно, красивая женщина, на вид ей было не больше двадцати пяти лет, но женская интуиция подсказала, что королева старше, намного старше, чем кажется. Хорошие у них пластические хирурги! Или пластические маги!

— Добрый день, Ваше Величество! — присела я в реверансе, пытаясь вспомнить, как же её зовут, но, кроме слова «Лимита», в голову ничего путного не приходило. Хотя плохого она мне пока ничего не сделала, если что Львёнка натравлю. Он её покусает. Да и вообще, мне нервничать нельзя! Стоит только расстроиться, у меня сразу начинается предапокалиптическое настроение — танцующая вода прямое тому доказательство.

Королева без приглашения села на небольшой диванчик. Я старательно опустила свою пятую точку на кресло, стоявшее напротив. Подносы с едой уже унесли, так что чая не будет.

— Я хочу, чтобы ты, дорогуша, — приступила к делу королева, сложив красиво руки на коленях; повторила за ней этот фокус, передумав опираться на подлокотник локтем (дурацкие порядки), — отказала Кристиану в близости. Он ещё слишком молод, чтобы вставать на путь греха.

У меня отпала челюсть. Дважды!

— Его отец не согласен со мной. Но мужчины все такие, — продолжила откровенничать королева. — Он не полюбит тебя. Только попользуется тобой, а потом у него появятся многочисленные наложницы. А ты будешь воспитывать детей и кусать локти, ожидая его в холодной постели.

— А… — открыла я рот и, забыв, о чём хотела спросить, закрыла обратно, решив дослушать то, что мне вещают.

— Мой сын импульсивен и не способен принимать здравые решения, — женщина продолжала осуждать своего пасынка, назвав его зачем-то сыном. Ничего не понимаю, надо уточнить у Львёнка, кем она ему приходится.

— Я думаю иначе, — возразила, припомнив, как действовал Кристиан в мире грымзофей.

— Ты слишком мало его знаешь, — эмоционально не согласилась со мной королева и взмахнула в отчаянии рукой. — Он хороший актёр и умеет обманывать, запутывать. Кристиан — мерзавец, мне ли не знать. Я его воспитала! — убивалась лжемать. — Откажи ему в физической близости! Он должен понимать, что женщинами нельзя пользоваться.

— Не знаю, что и думать, — решила прикинуться дурочкой. Как-то подозрительно её поведение. — Он очень чувственный любовник, не представляю, как отказать ему, — выдала я, сама не ожидая от себя такого.

Веко у королевы дрогнуло в конвульсии. Похоже, интимная жизнь не должна обсуждаться в разговоре.

—Не смогу ему отказать, — решила доконать королеву, припоминая фразы из романов:

— Когда он берёт меня, просто забываю своё имя, а потом мы страстно целуемся, — с идиотским восторгом произнесла я.

Королева позеленела, а до меня дошло, что я слегка перепутала и имела в виду простые объятия. Ну да и так сойдёт.

— Он… он!.. — лицо женщины вытянулось, и она принялась активно обмахиваться руками. — …Спит с тобой?! Стерва! — взбешённо проорала она и вскочила, забыв про этикет. — Сгниёшь в темнице! Он не женится на тебе!

— А может, я уже беременна, — я встала и гордо приподняла голову и с пафосом добавила:

— Мы даже в лабиринте только и делали, что любили друг друга.

Королева взвизгнула не по-королевски, прострелила меня взглядом и, подобрав юбки, вылетела из комнаты, с яростью захлопнув дверь.



Альбина Уральская, Павел Владимиров

Отредактировано: 04.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться