#five

Размер шрифта: - +

#4.2

полтора месяца спустя

…августа 2018 года

 

*****

– Что вы знаете о страхе, офицер? – произносит стройная девушка в черном закрытом платье до колен, лицо которой обрамляют светло-русые волосы, едва касающиеся плеч. – Липком ужасе, пробирающимся под кожу, проникающем в кости, замораживающим кровь в венах. Он делает вас трупом, живым трупом, способным лишь вращать глазными яблоками в бездумном порядке, пока ни один мускул в окоченевшем теле не имеет возможности прийти в движение, – хоть девушка и старается говорить спокойным и ровным голосом, ее страх выдает тело: тени под глазами, появляющиеся от бессонницы, нервные прикосновения к часов на запястье, подрагивающие бледные губы. – В таком состоянии мы провели, как вы сказали, почти двое суток. На самом деле все продолжалось куда дольше, – едва слышно заканчивает она.

–Что вы помните, мисс Роббинс? – спрашивает офицер Поллок.

–Вы когда-нибудь боялись открывать глаза, офицер? – получив односложный отрицательный ответ, девушка продолжила. – А мы боялись, потому что за неповиновение каждый раз получали побои.

–Их наносил похититель, мисс Роббинс?

–Я полагаю, это были его слуги. По одному на каждую из нас.

–Расскажите мне все, что вы помните. Это поможет следствию.

–Ужас продолжает сковывать мое тело и разум, потому что я не знаю, кто это сделал с нами. Я не могу избавиться от этого, – на секунду она замолкает, делает глубокий вдох и продолжает заново. – Целый месяц каждую ночь я просыпалась от ощущения, что мое горло сжимают все больше и больше и, когда я уже готова отключиться, вдруг отпускают. Великодушно дают передохнуть. И все начинается заново.

–Он душил вас, мисс Роббинс?

–Слуги. Крепкие парни молча выполняли все приказы.

–Почему они душили вас?

–За неверные ответы, – нервно отвечает она, ощущая как жуткие воспоминания вновь готовы погрести ее под своей волной. – Простите, офицер, мне нужно отдохнуть. Я не могу больше вспоминать это.

–Конечно, мисс Роббинс.

 

*****

–Вы так и будете продолжать молчать, мисс Хорс? – спрашивает офицер девушку с отросшими черными волосами, в которых еще виднелись красные прядки. Она сидела, облокотившись на спинку стула и скрестив руки на груди, словно готовилась защищаться.

–Вы будете задавать те же вопросы, что и психолог? Нас обязали ходить к нему, – раздраженно, но с неисчезающим и на секунду испугом в глазах, под которыми залегли тени, произносит девушка.

–Нет, мисс Хорс. Мне лишь нужно узнать некоторые подробности, чтобы обвинение на суде было более полным.

–Вы знаете, кто этот ублюдок? – с отвращением и злостью выплевывает она. – Все скрывают это. Ни в новостях, ни в газетах, ни здесь никто не говорит, кто это. Почему? Он хорошо заплатил? Конечно, он просто откупится ****. Это Уайт?

–Я не вправе разглашать эту информацию, – протягивает офицер Поллок девушке стакан воды. – Выпейте и успокойтесь, пожалуйста.

–Нет, – с расширившимися глазами, дрогнувшим голосом произносит девушка, с испугом смотря на простой стакан воды.

–Что он сделал, мисс Хорс? – тишина на несколько минут воцаряется в небольшом кабинете, стены которого обиты панелями из светлого дерева.

–Они били нас, – тихо начинает она, нервно теребя черный напульсник на запястье. – Этот ***** Голос вливал в нас воду, кто больше выпьет. Голос развлекался ****. А после приказал избить Сару за то, что ее вырвало, и вся вода оказалась на полу. Нельзя проигрывать, – страшным шепотом заканчивает она.

–Он сам это делал? – задает следующий вопрос офицер, делая пометки в блокноте.

–Пять бугаев в клоунских масках. Я подсмотрела. Они были как *** роботы, – нервно взъерошивает волосы девушка и, смотря в глаза офицеру, тихо продолжает. – Я никогда не боялась людей. Я сильная. Я могу дать отпор тому, кто нападет на меня, – на мгновение она замолкает. – Но теперь … я боюсь людей вокруг. Я боюсь, потому что не знаю, кто это. Теперь я оборачиваюсь на улице, боясь, что он опять заберет меня в эту ***** комнату. Этого ***** должны посадить! Чтобы жить дальше, я должна увидеть его за решеткой.

–Кто по-вашему сделал это, мисс Хорс?

–Уайт.

 

*****

–Вы в хорошем настроении, мисс Браун?

–Мисс Джозенни, мой психолог, говорит, что так я справляюсь с травмой, – с легкой улыбкой произносит рыжеволосая девушка в белой футболке и простых синих джинсах сидящая на сером стуле, стоящем напротив стола офицера Поллока. – Она говорит, что мой мозг просто стер из памяти самые страшные часы моей жизни. Это что-то вроде защиты от саморазрушения. Как же она это назвала? Кажется, диссоциативная амнезия.*



NiKa DaRk

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться