Физмат такого не видал или Удачная сделка

Помогать ВЕТРОВУ ?

Утро в университете было каким-то странным.  Преподаватели   не особо сосредоточенно вели пары, и все время смотрели в телефоны или выглядывали в коридор - видимо, должна была прийти какая-то проверка. Но нас - студентов - ни о чем не предупреждали, и от этого ситуация казалась еще более странной.

Тревожность буквально витала в воздухе, и нервозность передалась даже нам: раздавались тихие голоса из разных углов аудитории, обсуждающие поведение преподавателей, и даже декана. Слышались постукивания ручкой, нервный скрип мела, царапающего доску и шелест слишком быстро переворачиваемых страниц. Мы все чего-то ждали. И, кажется, дождались.

Достаточно тихий стук в дверь прозвучал слишком громко для всех нас. Преподаватель извинился и вышел из аудитории к незнакомому человеку. Он точно был не из нашего факультета, скорее всего даже не из ВУЗа - выглядел слишком богато и уверенно. Его внешний вид подтверждал информацию, собранную Крис на прошлой перемене - то есть все сплетни. На 99 процентов это был один из спонсоров нашего скромного ВУЗа, поэтому все чуть ли не хвостами виляли перед "меценатом", который помогал нам справиться с финансовыми проблемами  - одной из которых, опять же по слухам, была уже устаревшая модель БМВ нашего ректора, и мелочи вроде сломанных или устаревших компьютеров и готовой развалиться от одного касания мебели в общежитиях.

Так я увлеклась воспеванием ответственного и заботливого управления университета, что не услышала, как меня зовут. Преподаватель просит выйти из аудитории. При этом он ведет вежливую, и несомненно важную, беседу с "шишкой". Каковы шансы, что меня попросят просто сходить за мелом или тряпкой, или кого-то позвать? Правильно, их нет. Из аудитории я выходила как в последний раз - чувство, что меня ведут на казнь, было слишком навязчивым. И заинтересованные, жалостливые взгляды одногруппников, буквально прожигающих мою спину, вовсе не способствовали моему успокоению. Хотя мозг понимал, что нет причин беспокоиться, и я ничего не натворила (ну или хотя бы не спалилась на этом), но пошла цепная реакция, и я боялась, чуть ли не до дрожи в коленях.

- Здравствуйте, Маргарита, - поприветствовал меня "Шишка", которого я, надеюсь беспалевно, разглядывала. Это был мужчина лет 50, буквально нависавший над моими 158 сантиметрами, и также ненавязчиво меня разглядывавший. Внимательные глаза, скрытые стеклами очков, рентгеном прошлись по мне от головы до пят, и, кажется остались довольны. Ничего не понимаю.

- Здравствуйте, ммм.

- Сергей Евгеньевич, - поспешил мне подсказать "обожаемый математик".                            

- Прошу вас, не пугайтесь, - видимо, правильно истолковав мое выражение лица, засмеялся "Шишка"- Сергей Евгеньевич. - Мне посоветовали вас как разбирающегося в своей сфере - физике-математике - студента, который смог бы помочь моему сыну - раздолбаю понять школьную программу, - не стал он дальше меня пугать, и перешел к делу.

Видя мое недоуменное выражение лица, уже Юрий Александрович снова вступил в разговор:

- Маргарита, буду откровенным, все преподаватели давно уже знают, кто выполняют добрую половину работ, сдаваемых студентами ( но это знание  почему-то не мешало ему каждый раз заводить разговор "а-ля это мужской факультет, и нам здесь не место"), - с явным (для меня) недовольством в голосе сказал он. - И вы, как никто другой, подходите на роль репетитора, который нужен Сергею Евгеньевичу.

- Я ..не знаю. Скоро сессия, экзамены и я никогда не работала с детьми..

- Юрий Александрович, вы же сможете отпустить очаровательную девушку с пары? Я думаю, что ей нужно немного подробнее узнать о моем предложении, прежде чем отказаться (не только рентген, но и телепатия. Я действительно не собиралась соглашаться на это крайне сомнительное дело, и просто искала отговорки, чтобы отказ звучал ..вежливо. Что-то мне подсказывало, что деканат-ректорат и прочие не оценят резкого отказа), а коридор не совсем располагает к деловому разговору, -  о-о-очень тонко намекнули математику.

- Да, конечно. Я думаю, мой кабинет вам вполне подойдет. Следуйте за мной, - пробормотал он и торопливо повел нас в свой кабинет. Там он попытался предложить нам чай-кофе, но был вежливо остановлен Сергеем Евгеньевичем, и можно сказать, выдворен из собственного кабинета. Не буду врать, я даже почти улыбнулась от такой нелепой ситуации, и, как ни странно, после того как Юрий Александрович покинул нас, дышаться стало свободнее.

- Право, извините за это цирк, - даже не попытался скрыть смех потенциальный работодатель.

Но также быстро он вернулся к деловому тону. - Я уже понял, что вы хотите отказаться, но ..поверьте, я бы не стал сюда обращаться, если бы ситуация не была безвыходной. Моему сыну 14 лет, - сказал он, усаживаясь на "трон" математика, - и он от слова совсем не понимает физику - математику, точнее даже не пытается их понять. Я уже обращался к довольно уважаемым учителям, профессорам, но его отношение к учебе не изменилось. "Старые маразматики, нудно читающие материал из учебника", - видимо процитировал он сына. - Поэтому я решил обратиться к молодому специалисту, который был бы на одной волне с Димой, и сразу вспомнил наш вуз.

- Я вас поняла, но ..как я уже говорила, я никогда не работала с детьми, - мой голос звучал уже не так уверенно.

- Давайте, вы хотя бы попробуете. Не получится так - не получится. Но я почему-то уверен, что именно вам под силу пробудить его интерес к учебе. У меня даже вариантов других не осталось, - уставшим голосом обеспокоенного отца сказал он. И это было последним ударом по моей ранее железобетонной уверенности "отказаться".



Мария Барская

Отредактировано: 13.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться