Флафф, киборги и погремушки (и другие рассказы)

Размер шрифта: - +

Флафф, киборги и погремушки (полный текст)

Аннотация:

Наслаждаясь семейной идиллией, Кир и Саманта приходят к выводу, что во всем нужна мера. К счастью, одна из последних линеек кибер-нянь, разработанная "Си Эс", отличается умом и сообразительностью. 

Флафф, киборги и погремушки

 

Флафф (Fluff, англ. «пушок») — это тёплые, ничем не омраченные отношения между персонажами, чаще всего в жанре фанфикшн или дополнения к основному сюжету.

 

Картина стала ясна, как только Кирилл только переступил порог дома. Сэм ждала его у окна, для надежности опершись о стекло. Вид у нее был донельзя счастливый. На джинсовых шортах красовался отпечаток детской руки, сразу понятно, что они с Колей сегодня рисовали красками.

— Коляша научился ходить!

— Я знаю.

— Как? Я не посылала тебе видео! Хотела сюрприз сделать!

— Саманта, у меня камеры по всему дому. Неужели ты думаешь, что я пропущу такое событие, как первый шаг сына?!

— А ты и пропустил!

— Я пробуду с вами целых пять дней! Здорово, да?

— Всего пять?! — Сэм шмыгнула носом. — Мы ждали. Мы пирог испекли, как ты любишь. Только он вытек с одной стороны и подгорел.

— Я как раз люблю поджаристое повидло, — поспешил напомнить Кир. — Сэм, ты же знаешь...

— Знаю, — Саманта уныло покосилась через окно в сторону леса. — Наука. Симпозиумы. Политика. Законы.

— Хочешь, брошу все. Буду сидеть дома, помогать тебе?

— Нет, — сказала Сэм со вздохом. — Хватит нам тут одного «заключенного». Меня.

Мимо пронёсся Коля в ходунках. Остановился, внимательно посмотрел на Кира. Кирилл замер. Николя рос очень серьёзным молодым человеком и на всякие сентиментальности, вроде заискивающих улыбочек загулявшего невесть где родителя, не поддавался. Но время шло и приносило свои плоды. Коля рванул к папе и требовательно вытянулся вверх, просясь на ручки. Узнал. У Кира отлегло от сердца. Он поднял сына на руки, и тот привычно устроился там у него на боку, задумчиво разглядывая и ощупывая уши отца. Слово «уши» Коля уже знал, и на русском, и на англе. Имея под рукой такого няньку, как Микки, трудно было не освоить столь важное понятие.

Сэм отделилась от окна и сделала несколько шагов, путаясь ногами в подушках. Жалобно пискнула резиновая лягушка, в сторону отъехал паровозик с тремя вагончиками.

— Мы, — сказала жена, разводя глаза от переносицы, — сейчас пойдем на кухню и будем пить чай с пирогом!

— Супер, — сказал Кир. И вкрадчиво спросил: — Ты сама есть хочешь?

Жена задумалась. Кир терпеливо ждал.

— Не-е-е, — Саманта замотала головой.

— Чем пока Колю покормить?

— Пюре из брокколи и индейки. В холодильнике.

— Отлично.

Кир осторожно толкнул Сэм в плечо свободной рукой. Та рухнула на подушки, раскинув руки, и моментально заснула. На лице ее застыло блаженное выражение. Коленька запрыгал на руках у Кира, заливаясь счастливым смехом.

— Забавная у нас мама, — согласился с сыном Кирилл. И добавил со вздохом, глядя, как Сэм переворачивается на бочок, поджимая голые ноги. — И красивая!

— И ты иди, — велел он Микки, стоявшего у стола в полуразряженном состоянии. — На подзарядку ступай. Оставим мы тебе пирога, не волнуйся. Эй, плед только принеси!

Кибер отделился от стола и пополз к лестнице. Потом, жужжа, медленно вернулся с аккуратным свертком. Кир накрыл Саманту пледом и еще немного полюбовался на то, как она спит.

— Что, укатали Сивку-Бурку? — пробормотал он. — Счастлива?

— Да-а-а… Мне та-а-ак хорошо, — простонала Саманта.

Кир покачал головой и опять вздохнул. Улетая по делам, он очень скучал по семье. Кирилл высоко ценил подарок, что сделала ему Сэм, отложив на время любимое дело и карьеру, но не мог бросить то, чем занимался в последнее время – он сам заварил эту кашу с Интеграцией, он теперь в ответе за то, чтобы ЗЛО не вырвалось наружу из открытого ящика Пандоры.

— А мы с тобой поедим и займемся делами, — сказал Кирилл, целуя сына в пахнущую молоком макушку.

 

… — И чего это твоя мама так устает? — бормотал Кирилл, скармливая Коленьке зеленоватое пюре. — Все так просто. Ники уже большой, все понимает, хорошо кушает! Вкусно, правда?

Мог бы и не сюсюкать. Коля со всем соглашался и ел. Покушать он никогда не отказывался. Сложнее было уследить, чтобы он не жевал и не смоктал непредназначенные для еды предметы, но с этим вполне справлялся Микки. У кибера было хорошо с классификацией съедобных и несъедобных объектов. У него вообще с классификацией все было прекрасно, но… долго. Сортировка Колиных игрушек по вечерам обычно занимала у каба несколько часов. В один ящик Мышка складывал то, что издавало разнообразные звуки, в другой то, что могло двигаться без механического воздействия извне, в третий то, что требовало усилий по перемещению, в четвертый… За полгода Кир сменил Микки третий аккумулятор, но отучить кибера от педантичности так и не смог.

Через два часа общения с сыном, прерванного лишь кормлением, отмыванием детского столика от пюре, отмыванием самого Коли, сменой трех подгузников, тремя звонками (бабушки Демидовой, дедушки Модести и сестры Маши), целованием шишки от встречи с ножкой стола во время поиска неизвестного объекта под названием «би», который оказался вовсе не машинкой, а медвежонком, освоением нового горшка, изучением того, как работает большой палец папы, Кирилл взял комфон и прилег рядом с Сэм. Коля принял более привычную ему позу и носился на четвереньках по первому этажу с такой скоростью, что наполовину заряженного Микки, неотступно за ним следовавшего, заносило на поворотах.



Дарья Гусина

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться