Формула ботана: маг плюс лох

Размер шрифта: - +

Часть 2

Глава 2

 

К чёрту тайный побег – линяем под фанфары

 

 

Проснувшаяся Витка села на кровати. Протёрла глаза варежками, потешно зевая бубликом маленького ротика. Стас обрадовался, почувствовав внутри тёплый снисходительный отклик на милые детские жесты. Ночью он почти убедился в том, что мосты сожжены. Что его душа как-то оскудела, но зато обрела вполне ощутимые жёсткие границы. Забаррикадировалась в панцире, не впуская обратно прежнее дитя. Да и посторонних не жалуя – никаких связей в надежде на верного друга! Или учителя с запасом безотказных советов на каждый случай. Обойдёмся. За друга надо впрягаться, а учителю доверять – сплошные бреши в обороне. Доверять только себе! И впрягаться лишь за себя. А ещё он заметил, что внутри постоянно зудит какое-то раздражение. И новые кулачищи чешутся кому-нибудь зарядить, чего прежде за ним сроду не водилось

– Ты не спал, – укоризненно заметила Витка, шлёпая к нему по каменному полу босиком.

Стаса аж передёрнуло. Он подхватил засранку на руки. Утащил обратно на кровать, усадил и взялся за сандалетки. И впрягаться лишь за неё – пошла душа на последнюю уступку, прежде чем задраила дверь. Если тебе в целом свете некого любить – говорила мама – ты либо дебил, либо предмет неодушевлённый в прямом смысле слова. Стас ещё не понимал: хочет ли он любить эту узкоглазую мелюзгу? Но вот защитить её уже почитал за дело принципа. Он вытащит Витку отсюда любой ценой. Иначе его лишат последнего, что осталось: шанса научиться себя уважать по-настоящему. Будь у него время там, дома, он бы обязательно попробовал. А тут вообще без вариантов: или мужик, или сдохни, чтоб не мучиться.

– Ты сколько нитей в меня загнала? – поинтересовался он, шнуруя сандалию на тощей лодыжке.

– Пран велел три, – сонным голоском промяукала Витка.

– А ещё три, откуда взялись? – усмехнулся Стас.

– Первый раз одну, – пожала плечами девчонка. – Ты не помнишь? Потом меня увели. Ты не умер. Тогда меня привели снова. Пран велел запустить в тебя две нити. Он не торопился надеть это, – тряхнула она обеими ручонками в кандалах. – Ждал, когда ты умрёшь. А ты снова не умер. А потом он не успел. А я успела.

– Запустить в меня ещё три? Думала, что они меня, наконец-то, прикончат? И меня перестанут мучить? Ты молодчина. Настоящий боевой Нартах. Отец гордился бы тобой.

Чёрные глазки мигом проснулись и засияли. Сгорбленные плечики расправились и затвердели.

– Ты тоже. Ты уже можешь их бросать?

– Я уже могу и кое-что другое, – невольно дрогнул уголок рта, хотя настроением Стаса можно унавоживать огород. – Сейчас мы кое-что сделаем, а потом удерём отсюда.

– Мы не можем, – одними губами прошептала разом поникшая девчонка.

– Мы всё можем, – зло пообещал Стас и приказал: – Вытяни руки. Перед собой вытяни. И не дёргайся. Больно не будет. Поняла?

Витка похлопала глазками и неуверенно кивнула.

То, с чем Стас успел разобраться, было проще пареной репы. Нити были чем-то вроде такой забавной стабильной формы. Первое обнаруженное свойство: они режут всё не хуже лазера – покосился он на стол. Тот валялся на полу, словно безногий таракан на спине. Нити резали дерево, как гаррота масло – он много читал о нравах средневековых бойцов невидимого фронта. Могли справиться и с металлом – доказательством располовиненный стакан. Правда, при этом отдавали всю свою энергию. Стас едва успел спасти первую же истощенную трудяжку: поймать её затухающую в воздухе и впустить обратно в себя для дозаправки. Та проходила за счёт внутренних ресурсов организма. Потому-то организм и жрал, как слон.

Стас сосредоточился. Нить на глазах обалдевшей Витки обвила ближайшую варежку. Начинающий Нартах старательно удерживал в голове задачу: разрезать её, не коснувшись детской кожи. Глазки Витки вылезли из орбит, когда ненавистный чехол свалился с её волшебной ручки. Нить же юркнула обратно в ладонь хозяина: всё, она в домике. Витка подняла вверх запястья. Она потрясённо любовалась свободой. А Стас занялся наручниками.

– Они ведь враги? Шары с нитями, – спросил, когда разобрался и с браслетами.

– Я не знаю, – растерянно промямлила Витка. – Они не живые. Не умеют чувствовать. Только вечно хотят есть. Вот и жрут друг друга. Когда больше нечего. Я раз…, когда Пран снял рукавицу, схватила пучок. Тех, что крутились рядом. Одной рукой много не схватишь. Я швырнула их в шар.

– И он их сожрал, – закончил Стас, не в силах дожить до конца вымученной истории. – Так и должно было случиться. Я догадываюсь, почему. Вит, у тебя внутри тоже нити?

– Нет. У меня сила Нартаха. От мамы.

– А у меня такой силы нет, – согласился Стас, присев рядом с малявкой, чем та и воспользовалась, залезая ему на колени. – Но, нити во мне дают мне хотя бы часть твоей силы?

– Не знаю, – виновато шмыгнула носом Витка.



Александра Сергеева

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться