Форс. Цена и плата. Часть 2

Глава 19. Самомнение бродяги

                                            1.

 

     Ящер весело тащил добычу в пустыню. Там, среди песков, в дальних скалах, много пещер, удобных, сухих и тёплых.

     Ящер был уже старый, не мог сам охотиться и потому очень любил приходить к человеческим норам. Он даже поселился поблизости от них. Люди были добры, заботились о старике, время от времени оставляли для него на постоянном месте вкусную дичь, готовенькую, связанную и смирную.

     Сегодняшнее подношение оказалось не очень удачным, меньший кусок взял и удрал, но зато больший никуда не делся. Тяжёлая добыча, тащить неудобно, шкурка блестящая, прямо как у молодого зелёного, и такая же жёсткая, старик чуть остатки зубов не поломал, когда сходу попытался раскусить. К тому же эта дичь постоянно трепыхалась. Но зато в ней было много мяса, и оно настолько вкусно пахло кровью, что слюна так и капала на песок.

     Люди, видимо, спохватились, что слишком много отдали, бросились в погоню. Они злобно шипели и огрызались друг на друга, совсем, как ящеры. Неприятные люди, не только для зелёного, но и для добычи, она даже  трепыхаться перестала, лишь бы её унесли от них подальше. Одинаковые люди, в чёрных шкурках, на четвероногих, резвых существах. Но быстрее голодного ящера нет никого на свете. Даже если он уже старый.

     Пришлось поднапрячься и утащить жертву гораздо дальше, чем обычно. Да какая разница, где пожрать, лишь бы не мешали. Старик унёс добычу в пески. Здесь еду могли отнять молодые зелёные, но зато люди, наконец, отстали.

     Лалга задыхался, ящер ухватил его зубастой пастью поперёк туловища, стиснул челюстями грудную клетку. Парадные стекляшки Пантайи спасли тело, прокусить серьёзно зелёный ничего не смог, только поцарапал ногу. Кровь капала на песок, а вонючая слюна капала на Лалгу.

     Обрыв, толпа на краю, жертвенный камень давно исчезли из виду, вокруг громоздились только сыпучие кучи. Нещадно палило солнце, но это было меньшее из зол. Лалга пытался звать Тану. Лалга пытался звать Виззи. Никто ему не откликнулся. Пленник ящера понял, что снова остался один. Помочь  некому. Если он и сможет выжить, то только сам.

     Лалга судорожно размышлял, как вырваться. В голове мутилось, он силился вздохнуть глубже и озирался, насколько мог.

     Ящер задыхался тоже, ему тяжело было тащить такую большую жертву. Он оглянулся, присел на вершине дюны и положил добычу рядом с собой.

     Прежде всего, поймай глазами взгляд другого, учил Хоргон.

     Лалга ждал, глядя на зелёную башку с длинной зубастой пастью. По линялым чешуйкам ползали мелкие, полупрозрачные насекомые. Время от времени ящер почёсывался передней лапой, совсем как человек, и медлительно вертел головой.

     Зелёный высматривал молодых соперников, которые могут отнять мясо. Но вокруг было пусто. Иногда он с удовольствием поглядывал на дичь, наконец-то присмиревшую. Может, не всё целиком волочь в пещеру, а откусить самый вкусный кусочек прямо сейчас? Ящер устал и очень хотел жрать.

     Он посмотрел на жертву в очередной раз и почему-то не смог оторваться от жёлтых глаз, похожих на его собственные. Эти глаза притянули взгляд зелёного и не отпустили. В голове замелькали картинки, возникли странные желания. Этим желаниям ящер сопротивляться не смог.

     Он снова ухватил отданное ему существо, теперь уже осторожно, и понёс. Он побежал по пескам, очень-очень быстро, как давно не бегал, словно к нему вдруг вернулась прежняя, молодая сила. Он бежал вовсе не к пещерам в скалах, а к другим человеческим норам, у далёкой реки.

     Но люди, которым непонятно зачем надо было отнести жертву, отыскались гораздо раньше, прямо в пустыне.

 

                                             2.

 

     Моуэле, нынешний вождь кайо, тренировал воинов.

     Он выбрал удобную площадку, ровную, твёрдую. С одной стороны от неё торчали острые скалы, во все остальные стороны только высились песчаные холмы и больше ничего. Здесь когда-то было большое солёное озеро, оно давно высохло. Площадку расчистили от соли, и получилось замечательное место для тренировок.

     Вождь учил воинов чужой тактике. Если боевые приёмы врага хороши, почему бы их не позаимствовать? С нынешним правителем эрминов можно разговаривать, только имея за спиной силу. Хорошо организованную, дисциплинированную, тщательно обученную силу.

     Воины построились и вдруг перестали слушать распоряжения, все разом уставились куда-то. Моуэле тоже взглянул и замер. Молодого кайо сложно было чем-то удивить, но тут происходило нечто из ряда вон.



Елена Силкина

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться