Фрактал. Четыре демона. Том 2.

Размер шрифта: - +

Глава 13. Весна.

Факт, что все мы смертны, не должен пугать, с его понимаем мы получаем возможность не нервничать, когда момент придёт, ведь наше мнение тогда уже будет бессмысленно…

                                                    ***

Поражает, насколько патриотичен наш народ. Даже если в обычной жизни мы можем так не считать, с удовольствием шуткуя на этот счёт, высмеивая власть и свою нацию, а порой и отрицая внутреннее единство, на истинном положении дел показуха никак не отражается.

Как-то раз, во время парада, что шёл по телевизору, заиграл гимн. Находясь в одиночестве, без предпосылок и желания, я невольно запел его вслух. И важно не то, что всё ещё помнил слова, хотя учил их в школе на уроках музыки, а комплекс эмоций, что испытывает простой человек вроде меня в такой момент. Ощущалась огромная гордость за свою многострадальную страну, и, думаю, любой переживал подобное хоть раз. При необходимости русские запросто объединятся в любой момент, невзирая на все существующие невзгоды и моментально забыв про предрассудки. Так, если задеть один регион, сплотятся все и дадут достойный отпор любому врагу. Брат за брата – правило, всегда существовавшее на постсоветском пространстве, и оно сохранилось в людях по сей день.

В идеале, то же самое должно работать и в мировом масштабе. По всей планете найдутся похожие беды, а люди с разных уголков вполне способны понимать друг друга на жестах. Не будь среди нас так много противников единства, жизнь давно бы сложилась по-другому. Таким поводом к объединению с самого начала виделась встреча с Асами, но в существующей ситуации раса Баламира качала нас технологиями, а потому и люди сильно не протестовали, разве что побаивались, точнее, опасались, да и то не все, потому диалог о мировой республике двигался очень медленно. С другой стороны, пяток годов назад его и вовсе не было ни на устах, ни в мыслях.

Чудесный солнечный день, начало весны, но настроение у меня отчего-то опять не заладилось, вероятно, виной тому было восемь утра – не лучшее для меня время. Мне проще совсем не ложиться и отдохнуть в следующую ночь, чем поспать всего два-три часа. Тенденции последнего времени и способность человеческой сущности копить негативный настрой тоже играли роль. Следовало отоспаться. Кофе, выпитый на свежем воздухе моего балкона, почти превратил меня в человека, но голова включилась только минут через пятнадцать.

– Слишком теплый день, для ранней весны. Опять будет холодное лето… – размышлял я, включая телевизор.

Времени на просмотр было мало, так что, не выбирая, включил новости. Говорили про важность сегодняшнего дня для планеты и про недавно начавшееся заседание, посвященное объединению всех людей и правительств в общий системный режим. Мне тема импонировала, но виделась в качестве утопии. С удовольствием принял бы уже отработанную модель правления, устраивающую сразу всех, но, увы, подобное представлялось невозможным.

Единство могло обеспечить эффективное развитие и дать возможность ответить на внешние вызовы и угрозы, когда придётся. На деле же, как мне казалось, мировое сообщество пока не имело возможности договориться, но продолжать попытки тоже важно. Помню, чего политикам стоило продвинуть Орден Мира, сложно даже представить, сколько средств и политической воли туда вложили, а единая республика во много сложнее. Из изложенного ведущими СМИ материала и здравого смысла становилось понятно, что основная проблема сторон – недоверие и непонимание, какой статус за кем сохранится. Точек конфронтации очень много, от количества представителей в общем совете и допустимом контингенте внутренних войск, до уймы простейших моментов, тяжело просматриваемых, пока о них не ударишься головой. Появление подводных камней виделось неизбежным.

Орден не сравнится с затеянной республикой по трудоёмкости, количеству требующейся систематизации и бумажному формализму. Политики обрели новое видение, применив революционный подход. Результатом нового раунда переговоров стало назначение конкретной даты первичного, пробного запуска новой формы управления без разрушения уже существующего порядка. Некий тест для выявления недочётов и отработки основ. Как всё должно было выглядеть, мне, как обывателю, понять было сложно даже при наличии знания международного права. Если изложенное верно мной воспринято, получалось следующее: экономические, миграционные и территориальные вопросы пока не трогали, все оставались при своём с постепенным упрощением определяющих статей и выработкой единого законодательства. Потом упразднение старых институтов до фундаментальных и воспроизведение новых.

При создании республики планировалось использовать смежную модель построения. Основой и верховной ступенью становился Монархический совет, важнейшее формирование, в состав которого входили избранники со всего света, взаимодействующие между собой в форме республики, где каждый равнозначен, но не все индивидуальны. Монархический совет – организация крайне сложная. Представителей делили на несколько видов, среди которых единоличными членами выступали тридцать территориально крупнейших государств: США, Россия, Япония, Китай, Турция, Индия, Казахстан, Бразилия, Аргентина, Канада, Австралия, Мексика и другие, прямо по списку крупнейших. Евросоюз попал по принципу одно государства, но в качестве полноправного соучредителя.

Маленькие страны собрали в пятьдесят групп, по территориям, интересам или убеждениям, с одним представителем от нескольких государств, но без ущемления, с правом слова и вето от каждой. Лидера ячейки выбирали внутренним голосованием, переизбрание раз в год, плюс по одному наблюдателю от каждого, чьи интересы представляет избранник. Нашлись мелкие, но добившиеся исключительного участия страны, в основном, островные и ни с кем не конфликтующие национальными интересами.



Арчи Вар

Отредактировано: 10.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться