Фреи не плачут, или Оставьте принца себе

Font size: - +

Глава 5. Второй тур

— Давай, девочка, слезай оттуда, — битый час уговаривал с протянутыми вверх руками Риззен.

— Мы тебя не обидим, правда, — вторил младший из дроу.

Я стояла, прислонившись спиной к стене, и с интересом наблюдала за происходящим. Мы довольно быстро нашли нужное место и неизвестно как оказавшуюся тут девочку. Она мирно гонялась за бабочкой, пока не увидела двух темнокожих остроухих мужчин с глазами неестественного для людей фиалкового цвета.

Когда дроу заговорили, стало ясно, что найти общий язык с девочкой будет трудно. Почему? Да просто наречия Элидии и Земли разительно отличались. В нашем языке было много гласных и шипящих звуков, а фразы землянки были наполнены рычанием. Казалось, дроу говорят с каким-то оборотнем или вампиром. Правда, у первых в основном вся речь из одного рычания и состоит, а вторые отличаются любовью к ленивому растягиванию звуков.

Помню, как в Лейкане однажды читал речь кто-то из клыкастой братии. Даже на общем языке он умудрялся говорить так, словно поёт по кому-то панихиду. Пожалуй, соотечественники нашего преподавателя по расам — самая необычная из всех рас. Они по-прежнему придерживаются своих устоев, не подражая другим странам, которые давно уже переняли традиции других миров. Вампиры — единственные существа, которые ещё не забыли язык древних. Тот, который был до общего наречия. Сейчас все уже забыли свои истоки. История королевств переписывалась не один и не два раза, поэтому большая часть того, что пишут в учебниках — сказки. Элидия забыла своё прошлое. И только вампиры и истинные драконы помнят.

Последние, кстати — прародители таких, как я. Людей с ипостасью дракона. Как гласит легенда, многие тысячелетия назад древний ящер полюбил человеческую девушку. Принцессу. Она сбежала от замужества и потребовала укрытия у дракона. Тот, скучавший уже несколько веков, решил помочь беглянке и устроил её в самой высокой башне заброшенного замка. Принцесса провела там несколько лет, и всё это время дракон был рядом. Они любили друг друга, но молчали о своих чувствах.

Однажды, когда дракон летал на охоту, в замок пробрался отважный рыцарь. Надо сказать, отваги у него было столько же, сколько мозгов — с горошину. Зато самомнения хоть отбавляй. Мужчина пробрался в комнату к принцессе и попытался её спасти. Бедная девушка не знала, как отбиться от навязчивого кавалера и, не найдя иного выхода, призналась в своих чувствах к дракону. Рыцарь в ответ рассмеялся и сказал, что человеческая девушка никогда не сможет быть счастлива с какой-то ящерицей переростком.

Дракон, уже прилетевший с охоты, услышал последние слова и взревел от боли. И родилась тогда песня, подобная плачу сердца, и услышало её небо, даруя влюблённым счастье. Хлынул дождь, орошая алыми каплями землю, и обратился дракон прекрасным мужчиной. Многие века они с принцессой жили счастливо, пока не истёк срок человеческой жизни. Принцесса умерла, и дракон ушёл вслед за ней, а потомки их по сей день ходят по земле.

— Слезай, пожалуйста, — ворвался в мысли мужской голос. Это всё так же молили братья, стоя под деревом. Ну и нервы у них!

— Сэй, помоги, — повернулся ко мне Киевен, — чего стоишь без дела? Ты всё-таки девушка, тебя она должна послушать.

Угу, если бы она ещё хоть слово, мной сказанное, поняла. Залезть бы к ней в голову и узнать, как пару предложений на её языке построить, да только на Земле магией нельзя пользоваться. До этого мира не доходят нити Силы, которые оплетают многие другие части Вселенной. Если здесь зажечь маленький огонёк, он за несколько минут выпьет весь резерв и жизненные силы. Даже простое нахождение в немагических зонах для магов смертельно опасно, нам нельзя расставаться с потоками Силы надолго. Это равносильно тому, как оставить за пределами мира кусок себя.

— Ну, не стой столбом! — нетерпеливо дёрнул ухом Веня.

Я тяжело вздохнула и отлепилась от стены. Интересно, когда братья заметят, что девочка сидит на хурме? Да, плоды с дерева уже опали, поэтому оно не так опасно, но это по-прежнему проводник в потусторонние миры. Нельзя залезать на него без причины, духи разгневаются.

— Цветок ли я или клинок из закалённой стали… Бабочка ли я или демон, оскверняющий землю… Имею ли я право жить или падшим ангелам здесь не место… Лепесток я розы или ядовитый шип… Готовься быть зачарованным прекрасной девы гласом, её взглядом дьявольским… Отчего луна багряна? Румянец ли это стыдливый или кровь друга верного… Что за дивный мир, что за страшный мир…

Я медленно приближалась к дереву, протянув вперёд ладонь.

— Достоин ли воин умереть от моей руки… Достойна ли я поднять руку с оружием…

Моё пение подхватывало невесть откуда взявшееся эхо, слова гулко разбивались о стены полуразрушенных домов. Девочка смотрела на меня в упор, подпевая на своём родном языке. Всё верно, песня, которую поют духам, во всех мирах одинакова. Я и не надеялась, что малышка будет знать слова.

Девочка свесилась с дерева и с интересом посмотрела на меня, произнеся что-то вроде:

— Анатавадаре?

В голове тут же возник перевод. Это откликнулись на зов духи.

— Я из другого мира. Меня зовут Сэй, а это мои друзья, — махнула в сторону недоумевающих дроу. — Мы не причиним тебе вреда. Нам только надо вернуть тебя домой.

— Но я не могу уйти, я не знаю, кто мои родители. Я совершенно ничего не помню.

— Что она говорит? — это Риззен.

— Она говорит, что ничего не помнит, поэтому не может вернуться домой.

Девочка слушала нашу беседу и задумчиво кусала губу. Если бы я владела иной магией, всё было гораздо проще. Например, любой инари здесь справился бы в два счёта. Они ведь наполовину духи. Говорят, их создал семихвостый лис, который и даровал загадочной расе полузвериное обличье. Не знаю, насколько это правдиво, но то, что природа Силы у инари немного другая — это факт. Они сами себе источник магии, так что даже на Земле могли бы колдовать. Я же только и могу, что просить помощи у потусторонних существ. И то, находясь рядом с проходом в их мир.



Наталья Лисина

Edited: 22.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: