Френдзона для неё

Размер шрифта: - +

Глава 4.2

Киселев пришел за мной ближе к вечеру, как нормальный человек через дверь:

--Привет, баб Ась, Евка у себя?

Тут я вспомнила, что мы договорились пойти на море, схватила сумку и начала закидывать вещи: полотенце, крем, очки…

--Привет-привет, внучок…- от бабушкиного тона я замерла на месте.- А что не через окно, а?- после этих слов уже не дышала, кажется сейчас начнется смертоубийство. Скача на одной ноге, надевала плавки.

--Не в моем возрасте по окнам лазать, баб Ась,- отшутился Киселев.

Я уже застегивала верх купальника…

--Ты-то дурачком не прикидывайся. Думаешь, я поверю, что Ева у меня храпеть начала как пьяный прапорщик?

Да?! Храпит? За десять дней ни разу не проснулась от храпа...справилась с застежкой и пока бабушка не превратилась в разъяренного ковбоя с хлесткой плетью в виде полотенца,  вылетела из своей комнаты.

--Бабуль, мы купаться,- схватила Лёню за руку и потащила к выходу. Он не упирался и послушно следовал за мной.

--Слушай, да она у тебя партизан,- тихо произнес.

--Скорее разведчик.

Мы быстро спускались к морю, опасливо кидая взгляды назад. Не сговариваясь прошли в конец пляжа и только тогда расслабились.

--Тетки уехали?- он ни разу не поднимал эту тему с прошлого разговора.

--Ага, только давай не будем о них. У меня от отпуска осталось три дня, хочу провести их приятно,- расстелив покрывало и бросив вещи, протянул руку.- Идем купаться, поныряем.

Вложила  ладошку и внутри довольно хихикала, со стороны нас можно было принять за пару. И эта мысль приятно щекотала. Подхватив на руки, Киселев занес меня на глубину и бросил  в воду. Возмущенно барахтаясь, ругалась на чем свет стоит, выплыла отплевываясь от соленого привкуса во рту..

--Евчик, ты вообще растешь?- он смотрел на меня сверху вниз, а я гордо задрала голову и поняла, сколько не пытайся, выше от этого не стать.- Сколько в тебе?

--Не прилично спрашивать такие вещи…- ворчала, приводя себя в порядок. Купальник забился в самые интересные места.

--Это возраст неприлично спрашивать…- смеялся глядя на меня, присел в воду и работая руками держался на плаву.- Метр шестьдесят?

--Шестьдесят два,- окунувшись с головой привела волосы в порядок.- И хочу тебя огорчить, расти я уже вряд ли буду, если только в ширину.

-- А с чего я должен огорчаться, мне и так нравится,- он нарезал круги, как акула загоняющая свою жертву. По крайней мере в мультиках про Тома и Джерри именно так и показывали. Повернулся ко мне спиной.- Ну, залазь на плечи, посмотрим, может ты за это время стала грациозней.

Губы сами надулись в обиде, окатила  водой спину Киселева и нетвердой, но решительной походкой зашагала к берегу. У волн были свои планы на меня, меня затянуло обратно и я безуспешно боролась со стихией под злорадный смех.

--Ладно, буду прыгать,- а выбора мне не оставалось, выйти на берег у меня не получалось, а просто так бултыхаться в воде, скучно. Забравшись на плечи, отметила про себя, что тело Киселева стало более упругим, с явно очерченными мускулами на спине, руках и груди…а вот грации во мне не прибавилось ни на грамм. С визгом шлепнулась в воду...в сентябре запишусь на какую-нибудь гимнастику, честное слово.

--Ох, Евлампий, ты безнадежна,- смеялся надо мной и вытаскивал на берег.- Надо запомнить, прыжки в воду не твое!

--Я это и так знала, ты мне выбора не дал…

--А теперь даю, вино или самогон дяди Гриши?

--Что?- я рассмеялась от предложения.- И как часто ты соблазняешь девушек с помощью дяди Гришиного самогона?

--Соблазняю я собой,- он гордо провел руками вдоль своего тела. Да, было на что посмотреть.- А друзей спаиваю самогоном. Ну так что?

Друзей…

--Вино!

Открыл рюкзак и накрыл импровизированный стол, на котором появились персики, виноград, бутерброды с сыром и вино. Стаканчики он забыл, поэтому мы пили с горла и заедали фруктами. За глупой болтовней ни о чем, запасы вина удивительно быстро заканчивались. И набравшись смелости, задала вопрос, который меня давно волновал:

--А почему моя бабушка называет тебя Соплей?

Лёня поперхнулся виноградом, а довольная смотрела как о пытается откашляться:

--Гайморит у меня в детстве был, все время носом шмыгал.

--Да? А бабуля мне говорила другое…

--И что же твоя бабушка сказала? Зная ее…- он недовольно поморщился и передал мне бутылку.

Сделала большой глоток:

--Что ты был неравнодушен к содержимому... носа,- как можно обтекаемей намекнула. Идиотский смех разбирал и сделав над собой усилие, успокоилась и глотнула еще вина.

Лёня хмуро свел брови и смотрел на меня исподлобья:



Лана Морриган

Отредактировано: 01.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться