Фроанхельская битва

Размер шрифта: - +

Глава 4. Одна любовь на двоих

Год 764 со дня основания Морнийской империи,

10 день адризелева онбира месяца Холодных дождей.

Слуги расставили на столе и сундуках столько свечей, что стало светло, как днём. Хотя для чтения хватило бы и одной. Талиан обвёл недовольным взглядом преобразившуюся палатку и снова уткнулся в книгу.

Понять бы ещё, эта бережливость – его собственная? Или он просто слишком привык к аскетичному образу жизни в доме тана Тувалора.

Рядом сидел Фариан, тянул из кружки, которую всё время перекладывал из руки в руку – такая она была горячая, травяной отвар и молчал. Талиан перелистнул страницу и механически отметил, что это, наверное, первый раз за всё время, когда присутствие раба не напрягает. Раньше ему постоянно приходилось пересиливать себя. Он старательно прятал брезгливость, где-то уговаривал себя не судить Фариана слишком строго или поспешно. Иногда просто загонял мысли так глубоко, как только мог – и всё равно снисходительное отношение прорывалось наружу.

Сколько Талиан ни убеждал себя, всё равно в душе презирал раба за трусость.  

А теперь… узнав правду, он его зауважал и где-то даже восхитился.

Метнуть меч в императора на глазах у толпы, притвориться слабым и выжить, смог бы, наверное, лишь один из десяти тысяч. Выдержка должна быть железной. Нельзя ни на мгновение выйти из образа. Хотя…

Был один момент, когда Фариан не играл труса – раб обнял его, захлёбывающегося слезами перед портретом погибшего отца; обнял, несмотря на уткнувшееся в бок остриё меча.

– Как вы это понимаете?

Талиан сморгнул воспоминания.

– Понимаю что?

– Ну… этот язык? – Фариан указал взглядом на книгу. – Я, сколько ни смотрю, а впечатление, будто кто-то безумный перемешал между собой буквы морнийского языка и незнакомые мне символы. А вы читаете так свободно…

Озадаченно почесав за ухом, Талиан ткнул пальцем в место, на котором остановился.

– Это староморнийский. Буквы в нём похожи на ммм… след от острия меча в воздухе. Все линии прямые и отрывистые. Без скруглений и завитушек. На чём бы… А, вот, смотри, буква «д». Похожа на дом с террасой? Вот эти линии – пол на опорах. Две вертикальных чёрточки – стены, а та, что над ними, плоская крыша.

– Это дэ?! Но она же…

– Да, совсем не похожа на ту, что мы выводим пером. Ни кружка, ни хвостика, ни привычных завитушек. Но что ещё интереснее, в староморнийском нет гласных звуков.

– Как нет? – Раб озадаченно моргнул. – Что, вообще?!

– Слово «где» пишется как «гд». Соответственно, «на», «но» и «не» никак друг от друга не отличаются. Приходится угадывать смысл из контекста. Единственное исключение, буква «и», которая используется в качестве присоединительного союза.

– Наверное, вас много лет этому учили… – Фариан вздохнул и так сильно сжал пальцы на кружке, что край с хрустом треснул. – Моих знаний хватает, только чтобы разбирать без ошибок тексты песен и молитв. Но рабу ведь и не нужно большего?..

– Эмн…

Талиан хотел сказать, что если придавать этому факту чрезмерное значение, жизнь превратится в тяжкое бремя, но передумал. Зачем было добивать?

– Я прочёл восемь страниц, из которых почти ничего не понял. Там было что-то про наследование и передачу дара. Много схем, незнакомых знаков и формул. Сейчас читаю про разделение магии на группы. Хочешь послушать?

Фариан благодарно кивнул.

– Существуют три группы сил, разделённых по цвету на малиновый, зелёный и голубой. Малиновая ветка, ещё её называют императорской, даёт власть над тремя стихиями…

– Там так и написано? – Глаза раба горели неподдельным любопытством.

– Не совсем так. Но я… как бы это сказать… – Талиан почесал пальцем бровь. – Скорее пытаюсь передать смысл своими словами, почти перевожу.

– Извините. Просто… вы говорили про отсутствие гласных и я…

– Ничего. Слушай дальше, – и он продолжил рассказывать.

Малиновая ветка или группа – Талиан так и не определился с переводом – делилась на три склонности или способности (в книге их называли «стихии»): на магию воздуха, воды и земли. Общая направленность у них была соответственно атакой, исцелением и укреплением. С последним он до конца не разобрался: то ли магия земли давала защиту, то ли служила для усиления личных качеств. Чтобы прояснить смысл, нужно было читать дальше.

К воздушной стихии имели склонность люди увлекающиеся и пылкие, которые слушали голос сердца чаще, чем собственный разум. Впрочем, эту фразу Талиан озвучивать не стал. Магия воздуха практически не требовала никаких дополнительных приготовлений, привязки ко времени года и «ингредиентов». С последним словом он поначалу не разобрался, но из контекста предположил, что речь шла о топазах и, возможно, о других драгоценных камнях.

Все заклинания действовали мгновенно, отнимали много сил и наносили катастрофические разрушения. В сносках был перечень: «Ураган», «Молния», «Пожар» – и это только те слова, которые показались знакомыми. Что могло значить «ТЛПРТ» или «ВКМ», он так и не понял.

Другое дело – вода.

К ней имели склонность люди по натуре мягкие и уравновешенные, дружащие и с сердцем, и с головой. Магия воды требовала от них терпения и умения сохранять концентрацию в течение длительного времени. Ну и заклинания были под стать этому «Восстановление сил», «Притяжение стихии», «Иссушение».



Рощина Надежда

Отредактировано: 06.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться