Фроанхельская битва

Размер шрифта: - +

Глава 10. Невосполнимая потеря

Год 764 со дня основания Морнийской империи,

9 день рагелиного онбира месяца Холодных дождей.

Сквозь тёмные как ночь, смурные тучи с трудом пробивалось солнце. Талиан глядел на кривую кромку в бледно-сером окружении, подсвеченную белым, но она только усиливала общее тягостное впечатление — словно солнце задохнулось в очерченной на небе петле.

Продрогшее до костей тело вмёрзло в стылую землю. Единственное, что Талиан ещё в силах был делать самостоятельно — это моргать, и всё.

То есть совсем всё.

Не осталось ни сил, ни желания двигаться.

Над ним склонился тан Анлетти, и это снова был тридцатитрёхлетний мужчина с щетиной на подбородке. Бледный и осунувшийся, с тёмными кругами под глазами, он зачесал рукой волосы назад и посмотрел с лёгким превосходством.

— Временами я завидую вашей юности. А временами смотрю, как вы взлетаете на холм и падаете без сил на вершине, и едва могу удержаться от смеха. Неужели, и правда, не видите за холмом горы?

Для нравоучений было самое время. Нет, серьёзно. Он не в состоянии ни перебить Тёмного тана, ни зажать уши, ни уйти — даже уползти неспособен!

Как говорится, попал так попал.

— Но вы ещё всему научитесь. Со временем. Если доживёте.

Ему сейчас показалось или это был сарказм?

Тан Анлетти стоял возле него на коленях и беззлобно улыбался. Точнее, улыбались на усталом лице только глаза. Хотя мужчина оставался на ногах, вымотался не меньше, а может, даже больше, чем он.

— Я дал бы вам время, чтобы отдохнуть и набраться сил, но у нас его нет. Время сейчас — непозволительная роскошь. Поэтому… — Тан Анлетти поднял его правую руку и кое-как согнул одеревеневшие пальцы на серебряной треугольной пластине, висевшей на груди. — Берите мою силу и вставайте. Мы ещё не закончили.

Талиан мысленно потянулся к силе. Пальцы окутало ровное голубое сияние — и по коже покалывающей щекоткой потекло тепло, возвращая окоченевшее тело к жизни. Когда к нему вернулась способность говорить, он негромко спросил:

— Поч… кхе… ему не камни?

— Сила, заключённая в них, обезличена. Она восполнит запас, но никогда по-настоящему не согреет. — Тан Анлетти протянул ему руку. — Сами подниметесь или помочь?

Талиан расцепил пальцы, выпуская серебряный треугольник, и ухватился за руку. Широкая мужская ладонь оказалась крепкой, мозолистой. Да и здесь тан Анлетти был практически на голову его выше.

Эх! Снова придётся привыкать к прежней реальности.

Встав на ноги, Талиан пошатнулся. Его мутило, невыносимо трещала голова. Но именно сейчас на немощи и болезни не было времени.

Лёд таял, и обозы со снаряжением и провизией рисковали застрять по другую сторону реки от основных сил. А второй раз за день круг они уже не замкнут — не хватит сил.

Тан Анлетти подставил ему плечо, и вместе они неуверенно пошли в сторону лошадей. Талиан обернулся и хмуро оглядел расквашенную землю с отпечатками десятка ног.

— Где Демион?

— Я велел отнести его в повозку. Если повезёт, очнётся уже сегодня к вечеру, — помолчав, тан Анлетти спросил: — Удержитесь верхом?

— Не уверен.

Талиан не врал. Чужая сила помогла встать, но чувствовал он себя отвратительно: голова раскалывалась, крутило живот и все мышцы ныли, как если бы его избили в драке и бросили подыхать.

Единственное, что помогало держаться, это холодный ветер в лицо и его леденящие прикосновения — они освежали.

Альсальдец подвёл им лошадей: Талиану досталась соловая кобыла-трёхлетка, тану Анлетти — гнедой мерин. Нужно было что-то решать.

— Ну что? — спросил тан Анлетти, усаживаясь верхом. — Едете?

— Мой император, — альсальдец привлёк к себе внимание, и Талиан с удивлением узнал в нём тана Кериана, — разрешите мне… с вами?..

Талиан кивнул, и тот стремительно взлетел на лошадь. У него самого так не получилось. Он вскарабкался наверх тяжело и грузно, едва волоча непослушные ноги, а как уселся спереди, так голова сразу пошла кругом.

— Держи же его! — окрик тана Анлетти ударил по ушам, вырвал из тумана, застившего взгляд.

Тан Кериан крепко ухватил его поперёк груди, прижимая к себе, и забрал поводья. Править лошадью, сидя сзади, не так удобно, но меняться местами сейчас Талиан бы не рискнул: боялся забыться, отпустить руки и упасть.

— Я его довезу. Не сомневайтесь, — произнёс тан Кериан тихо, но твёрдо.

Тан Анлетти смерил взглядом по очереди их обоих и уехал назад, в хвост колонны. Широкой полосой, по пятьдесят в ряд, реку по истоптанному льду медленно пересекали гружёные обозы.

Переправа не заняла много времени, и следом потянулись долгие часы изматывающей тряски. Талиан уже ни о чём не думал, никуда не смотрел. Его окутала сонливая полудрёма, сквозь которую иногда пробивались реальные звуки: бряцанье височных серёг над ухом, стук копыт и ржание лошадей, людские возгласы, скрип тележных осей.

К полудню мелкая морось переросла в ливень. Одежда намокла и облепила тело, стала натирать. Не казался другом и больше не помогал ветер, выдувавший последние крохи тепла.

Талиан изнывал от холода и голода, но молчал. Шевелиться не было сил, говорить — тем более. Да что там! Даже веки поднять, чтобы окинуть взглядом окрестности, казалось дикостью.

Ему так хотелось спать. Просто спать…

По телу разлилась смертельная слабость, а головная боль утекла от висков к затылку и стала тупой. Талиан не представлял, что будет, когда от него потребуется применить магическую силу.



Рощина Надежда

Отредактировано: 06.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться