Фронтир

Размер шрифта: - +

XV

* * *

 

Эта пустота в следующие несколько дней вспоминалась с тоской. Ведь хорошо же было — спать и не чувствовать ничего. А так я точно по лезвию ножа ходила: то и дело накатывала паника, ужас, предощущение чего-то. Успокаивало только, что Недвин жив, и я могу ему хоть как-то помочь, забрать часть боли, отвести в какой-то мере опасность.

На третий день я четко осознала две вещи: так больше продолжаться не может, и нужно же что-то делать!

Погруженная в свои переживания, я вела себя эгоистично, а вот уж кем в действительности не была. Сейчас я несла ответственность за весь Фронтир, не за одного только Недвина. Так что я написала легкомысленное письмо брату, рассказала обо всякой ерунде — ни слова правды, но он привык к подобным посланиям и скорее всего пробежит глазами и выкинет в корзину для бумаг, если оно вообще дойдет до него; а после я отправилась в город.

Люди Риара пытались сопротивляться. Самого Дэниэла не было, но его верный гарнизон мечтал бы посадить меня под замок, желательно — прямо в форте, чтобы все время была на глазах. Я пыталась объяснить им доходчиво, что родовой дар защищает меня по сути лучше, чем целая армия, но сдалась и просто позволила четырем красавцам сопровождать меня в прогулках по Сату. Так даже внушительнее выглядело.

Два моих начинания выглядели, вроде бы, успешно: фонари за счет казны появились на нескольких улицах, эту идею подхватили в купеческом квартале, и после заката ходить по Сату стало безопасно. Если кто-то и возмущался, так это воры и карманники. гм. Практикующие карманники, правильнее сказать, ведь так-то воры составляют больше половины жителей города. Что касается школы, то учителей не хватало, конечно, но занятия проходили усилиями энтузиастов. Стоило бы конечно открыть школу с какой-нибудь пышной церемонией, перерезанием ленточки, или чем-то подобным, но все руки не доходили. Может быть потом, когда мы построим новое, красивое здание, что-нибудь с витражами, витыми колоннами и…

Тут мне пришлось обрывать свои мечты и фантазии на самом интересном месте. Нам бы сначала с магами разобраться.

Слухи о них уже успели разойтись по всему Фронтиру, и Уинифрид то и дело приносила новые рассказы, добавляя, впрочем, что веры им нет. Она каким-то образом ухитрялась отделять подлинные истории от откровенного вымысла и обычно рассказывала мне только наиболее достоверные. Сейчас, должно быть, чтобы отвлечь меня от раздумий и постоянных страхов, она изменила себе и стала передавать все, что услышит, не преукрашивая. Если верить хуторянам, маги были повсюду. Их видели, облаченных в плащи с капюшонами, рыскающих в сумерках. Детей воровали, домашнюю птицу, молоденьких девушек. Словом, это была та ерунда, которой суеверные жители объясняют всякое случившееся несчастье: злые силы. Темные маги, в капюшонах — точно злодеи из оперы. Ни одного достоверного рассказа я так и не услышала за целую неделю. Настоящие маги, должно быть, затаились. Фронтир был не так уж мал, и чтобы осмотреть его, требовалось немало времени.

Которого по большому счету и не было.

К концу недели объявилась наконец-то Сеймар Лэах, бледная, уставшая, но радостно-возбужденная. Лицо ее было перепачкано чернилами, на подол платья налипли льдинки и снег — словно почтенная птицелюдка спешила не разбирая дороги и пробиралась через сугробы.

- Мы сможем поговорить с покойником!

- Чудесно, - только и могла ответить на это я.

Покойник — бедолага Кайл — все это время пролежал в подвалах форта, самом холодном месте во всем Сате. Когда-то, как донесла до меня зловещие слухи Уинифрид, эти тесные клетушки использовали в качестве пыточных камер. Туда запирали зимой нагих заключенных, и они чуть ли не к полу примерзали. Лично я думаю, это был ледник для продуктов, либо морг. Пыточную можно и с большей фантазией устроить.

- Когда мы с ним побеседуем? - поинтересовалась я, выглядывая в окно. Темнело, а Уинифрид в последнее время неодобрительно глядит, когда я собираюсь на ночь глядя на прогулку. И Дебра ждет к ужину.

Я жажду оттянуть тот момент, когда узнаю от мертвеца что-то неприятное.

- Прямо сейчас, леди Алуэтта, если вы не возражаете, - предложила Сеймар Лэах.

А ужинать перед разговором с мертвыми, наверное, неразумно.

Я обулась в меховые сапожки — снегу за последние дни насыпало по колено — укуталась в плащ и пошла за птицелюдкой в форт. Уинифрид пошла с нами, и уговаривать ее остаться было бесполезно. Мертвецов она не любила, насколько я знаю, но и отпускать меня одну отказалась.

Между тем осень, кажется, закончилась, и наступила зима. Снег последние три дня шел, не прекращаясь, насыпав огромные сугробы. Мальчишки за пару медяков расчищали путь для пешеходов и всадников, а самые благоразумные обитатели Сата выкатили из каретных сараев сани. У меня таковых не было.

- Завтра отправляйся к Белону, - велела я Уинифрид. - Мне нужны сани, китоврасы наверняка их делают, да еще и зачарованные на какой-нибудь плавный ход. И найми десятка два дворников.

- Ваш брат, миледи, сочтет эту трату…

- Неразумной? - я кивнула согласно. При всех несомненных достоинствах тратить государственные деньги Ларк не любил. - Вот понравится людям ходить по чистым улицам, и мы обложим их дополнительным налогом — на дворников.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться