Фронтир

Размер шрифта: - +

XVII

* * *

 

- Это автоматическое письмо, - Сеймар Лэах забрала у меня книгу и пролистала страницы. - Довольно распространенное у магов дело: ты диктуешь, перо записывает само. Никаких помарок, никаких грамматических ошибок и заодно — никаких особенностей почерка. Лет двадцать назад все маги поголовно увлеклись графологией, даже пытались на вступительных экзаменах отсеивать тех, чей почерк не по нраву.

- А еще им должно быть удобно делать шпаргалки, - усмехнулась Дарина. - Печати авторства не несет.

- И это тоже, - Сеймар Лэах вернула мне книгу. - Заметки весьма сумбурные, и, честно говоря, я в них ничего не понимаю.

- А этого Бауэра знаете?

Птицелюдка покачала головой.

- В Альсиме полным полно магов, и Бауэр — достаточно распространенная фамилия в Агаване.

- Просто интересно, тот ли это Эдвин Бауэр, который писал о способах магической связи? - я снова изучила страницы, где помимо собственно заметок были какие-то формулы и диаграммы. - Недвин утверждал, что тот Бауэр умер. Как тогда его рабочие заметки попали к Маре?

- Имущество усопших магов часто выставляется на торги, - пожала плечами Сеймар Лэах. - А иногда и просто выбрасывается, если в нем не найдут чего-то полезного. Ваша сестра, леди Алуэтта, могла купить его, или же просто подобрать. К рабочим тетрадям магов редко относятся с пиететом, если они, конечно, не были магистрами.

Я покачала головой.

- Нет, не так все просто. Мара… - я запнулась. Дело это было частное, и мало кто за пределами нашей семьи знал о глупых отцовских шалостях, о Маре и ее трагическом положении. Я поглядела на своих собеседниц. Птицелюдка — не сплетница, для китоврасов это и вовсе дело недопустимое. Что же касается вагры, то она, безусловно, странная. Но кому ей рассказывать о моей сестре? - Мара — незаконная дочь моего отца. Ее родила отцовская любовница, Кора. Мару не то, чтобы прятали. В конце концов, бастарды — дело обычное во всех королевствах и герцогствах. Но наша с Ларком мать до такой степени ненавидела и Кору, и Мару, что в завещании запретила моей бедной сестре фактически все: вступать в брак, получать храмовое благословение, выезжать далеко за пределы Стромы. В Альсиме Мара точно никогда не бывала, а значит купить тетрадь там не могла. И я ума не приложу, откуда ей вообще взяться.

- И ты понимаешь, птичья герцогиня, о чем тут говориться? - спросила Мать Мейзи, прищурясь.

- Я попытаюсь разобраться. Больше все равно пока некому.

Гостьи мои остались на обед, но приятной беседы не получилось. Разговоры наши то и дело возвращались к насущным проблемам, среди которых и проклятые, и исчезнувший Недвин, и маги, и загадочное «там, где искать нельзя», и снегопад, и бог знает что еще. После их ухода и поднялась в кабинет, с ногами забралась в кресло и открыла тетрадь.

Впечатление от нее оставалось самое странное. Вроде и не в типографии отпечатана, а строки, пусть и кажутся рукописными, ровные. Вчитываясь в них, я ощущала весьма неприятное чувство: нечто неправильное было в этой тетради.

В содержимом я понимала и того меньше. Впрочем, одно я оценила: Э. Бауэр, если это был тот самый Эдвин Бауэр, обладал поистине богатым и вольным — до полнейшего нахальства — воображением. Идеи, которые он высказывал, поражали воображение. Иногда это были только брошенные вскользь несколько фраз, или даже недовершенное предположение. Казалось, Бауэр записывает их для себя, чтобы не забыть, в каком именно направлении продолжать исследования.

Больше всего меня заинтриговали две его теории, изложенные более-менее внятно. Оставалось все равно впечатление, что Бауэр заносит на бумагу только тезисы, кратко, чтобы затем расписать их более подробно, снабдить диаграммами и вычислениями, но и на том спасибо. Тезисы выглядели достаточно последовательно.

В первом случае это было уже знакомое мне утверждение, что способностями к магии обладают все люди, а также васи, китоврасы, птицелюды и прочие, и вот тут стояли несколько знаков вопроса, словно Бауэр сам не был уверен то ли в том, что равнял всех, то ли в существовании кого-то помимо всем известных народов. Далее следовали выкладки:

1. Способности могут быть «спящими»

2. Способности могут отсутствовать изначально, но быть получены в результате ритуалов или еще чего-то (вот особенно этот момент меня порадовал, честное слово. Предположения Бауэра радовали своей небывалой «конкретикой»)

3. Следовательно способности мага не забираются, но запираются, и могут быть возвращены

4. Можно не только «разбудить» способности обычных людей, но и расширить возможности практикующих магов.

Далее следовали тезисы и расчеты, которые я по скудности своего образования не понимала, но и этого хватало, чтобы то ли обрадоваться, то ли испугаться. Если каждый станет магом, хорошо это будет, или плохо? А если маги начнут наращивать не умения, но сами способности? К чему это приведет? К появлению нового Императора-Чародея и рождению новой безумной династии?

«К сожалению, - писал Бауэр, - у магических сил есть предел. Превысив его, маг умирает. Очевидно, это задумано с целью предотвратить появление чрезмерно могущественных, а потому потенциально опасных колдунов». К сожалению, ну надо же! Этот Бауэр, кажется, метил на мировое господство.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться