Фронтир

Размер шрифта: - +

XXI

* * *

 

Чем ближе был День без Богов, тем беспокойнее становились люди. Хотелось бы мне сказать, что по большей части их удавалось успокоить, но это было бы ложью. Против меня пока никто не выступал, хотя, выйдя на улицу, я замечала косые взгляды. Риар и Макгройен приставили ко мне своих людей, я, пожалуй, чувствовала себя спокойнее в таком сопровождении, хотя и считала по-прежнему, что одна скорее уйду от опасности. А вот вагры предпочли покинуть город, чтобы избежать ненужных неприятностей. Мать Мейзи лично навестила меня, долго и витиевато говорила о дружбе между нами, после чего села на своего снежного козла и отбыла в горы. Обещала писать. Что ж, по крайней мере, мы закупили у нее и ее вагров достаточно шерсти, чтобы не замерзнуть этой зимой.

Зима-то уже перевалила за половину.

Джесси Эрглин, запертая в клетке, молчала. Я спускалась несколько раз, чтобы поговорить с ней, Уинифрид навещала ее не раз, и не два, но мы так ничего и не добились. Как и Дэниэл. Даже Сеймар попытала счастья, вернулась хмурая и объявила, что иметь с этой девицей дело решительно невозможно. Она, должно быть, ничего не боится.

Впрочем, я не думаю, что эта девица могла бы сообщить нам что-то действительно полезное. Она продавала информацию, и приблизительно можно вычислить — какую. Я на всякий случай велела проверить и прочих работников почты, но кроме Эрглин никто из них не показался подозрительным ни Эрику, ни Уинифрид. Это, пожалуй, успокаивало.

Неделю, оставшуюся до Дня без Богов, мы с Дэниэлом и Сеймар искали способы обезопасить себя. Давать магам в руки «Берканоре» без малейшей гарантии просто опасно. Как знать, не применят ли они против нас какое-нибудь из черных заклинаний? Почти перед самым праздником к нам присоединились и Белон с Дариной, отчего я себя чувствовала, как дуэнья, отцом посланная наблюдать за девицами на свидании. Все кругом были счастливо. Кроме меня.

Обряд решено было проводить на пепелище, оставшемся от здания Гильдии, и в тот самый момент, когда все люди соберутся на окраине города у Старого Камня, чтобы почтить День без Богов вином и хлебом. Читать обрядовую речь мы отправили Уинифрид, здраво рассудив, что из всех нас она ведет самую праведную жизнь. Любовника у Уинифрид нет, зла она ни на кого не держит, да и вообще, злопамятностью не отличается, а что все и про всех знает… Что ж, заодно и простит всем этим людям их мелкие грешки. Да и мне, надеюсь.

А в утро Дня без Богов я проснулась от боли. Она скручивала мое тело, была повсюду, и я чувствовала это особенно ясно — моя была, и в то же время, не моя. Горло сдавило, и голову сжало в тиски, из глаз текли слезы, а каждый вдох разрывал гортань и легкие. Я кое-как встала, добралась, сбивая по дороге мебель, до окна и распахнула ставни. Милосердные и пресветлые, добрые, предвечные, не оставьте меня!

На снег на карнизе капала кровь. Когда немного отпустило — должно быть из-за морозного ветра — я провела рукой по лицу и обнаружила, что ладонь вся в крови.

- Пре-пресветлые…

- Госпожа! - в комнату ворвались Дебра и Уинифрид — одновременно, через разные двери. - Вы кричали?!

Я обернулась, тяжело навалившись на подоконник. Дебра всплеснула руками, Уинифрид побледнела, и обе они бросились ко мне.

Боль прошла, оставив жуткую слабость, так что я могла только сидеть в кресле и смотреть перед собой, пока меня умывали, причесывали, переодевали. Недвин жив, это я чувствую. И я, хвала пресветлым, жива. Так что же произошло?

- В этот День всякое колдовство оборачивается… по-своему, - Дебра погладила меня по голове, точно ребенка. - Как вы, миледи?

- Сносно, - прохрипела я. - Все готово?

- Вы не можете идти! - Уинифрид посмотрела на меня зло, строго, и даже ногой топнула для наглядности. - Только не в таком виде!

- Нужно за всем проследить, - я поднялась с немалым трудом и махнула рукой. - Платье подайте. И все… все остальное.

Тошнота подступила к горлу, но я сумела-таки перебороть ее, хотя и пришлось какое-то время стоять, выравнивая дыхание и считая про себя примерно до сотни. Потом я подняла взгляд и строго посмотрела на Уинифрид.

- Платье.

Отказываться от помощи в этот раз я не стала, хотя сама вполне способна одеться и без услуг горничной. Затягивая шнуровку корсажа, Дебра с неудовольствием заметила:

- Вы, миледи, похудели.

- Когда все закончится, можешь начать меня откармливать. Плащ и муфту подайте.

День без Богов предполагал простую, скромную одежду без лишних украшений, поэтому с собой я взяла только зачарованную булавку, которой уже привычно сколола на груди шаль. Кость была холодна наощупь, точно лёд, но лезвие ножа, который я также носила с собой, было чистым. Значит, наверное, волноваться не о чем.

Я заплела косу, сколола ее парой шпилек и сверху набросила платок, чтобы защитить голову от снега. Он спал, но не как еще совсем недавно, наколдованный. Это были легкие, пушистые хлопья, и все за окном превратилось в картинку с праздничной открытки, из тех, что популярны в последние годы в Вангаварде. Как говорят, День без Богов без снега быть не может.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться