Фронтир

Размер шрифта: - +

VII

* * *

 

Весна удивительно легко вступила в свои права. Зима точно исчезла следом за днем Сеара, не мешкая. Почти весь снег растаял, и, хотя еще было прохладно, воздух пах весной. Служанки, особенно те, что приехали с востока, судачили, что это дурная примета. Приличная весна, бормотали они, не прекращая, впрочем, уборку, не должна наступать так внезапно. В прежние времена я посмеялась бы над ними, над крестьянской их глупостью. Теперь же и мне самой было не по себе. Это отчасти походило на то, что я испытывала, когда Дар Стромере предупреждал меня об опасности. Холодок бежал по коже, вот как это было. Холодок бежал несмотря на то, что на улице было солнечно, широкие двери были распахнуты, и золотой свет заливал холл.

Недвин стоял на ступенях парадной лестницы, греясь в лучах солнца.

Помост с виселицей так и не разобрали, он уродовал Герцогскую площадь и заставлял меня содрогаться, вспоминая о том дне. Недвин же глядел спокойно, кажется, полностью погруженный в свои мысли, бесконечно отсюда далекие. От помоста с виселицей. От меня. Оставалось только гадать, о чем он думает. Недвин все еще оставался для меня загадкой.

Он вдруг протянул руку, поймал меня за запястье и притянул к себе, вынуждая подойти ближе. В солнечных лучах я кое-как сумела унять дрожь. Рука Недвина была горяча.

- Я раза четыре был на грани смерти, - сказал он вдруг. - И один раз за гранью. А нервирует меня чудесный солнечный день.

Он еще крепче сжал мои пальцы, продолжая разглядывать виселицу. Я отвернулась, не желая смотреть на это отвратительное уродливое сооружение.

- Я предпочел бы выехать сегодня, - сказал Недвин. - И налегке. Но…

- Я возражать не стану.

Он хмыкнул.

- Возражать станет твой брат. И если пожелает, то задержит нас хоть на неделю. Полагаю, он все еще надеется, что ты передумаешь.

Очень может быть. Но я отличалась не меньшем упрямством, чем Ларк, и однажды принятых решений не меняла.

Облако набежало на солнце, подгоняемое ветром, и площадь накрыла тень. Нищенка, побирающаяся возле самого помоста — в первые весенние дни люди были щедры, и нищих не гоняли от дворца — шевельнулась, как-то потемнела, точно нахлынувший сумрак придал ей сил. На ней был рваный балахон, пепельно-серый, и весь в черных пятнах, и низко надвинутый капюшон скрывал лицо в густой тени. Это отчего-то меня нервировало. Стоило моргнуть, и старуха пропала, а туча ушла, и вновь засияло солнце. Я крепче вцепилась в Недвина.

- Ты прав! Нам лучше уехать!

Он отстранился, глядя на меня удивленно.

- Дурное предчувствие, - я тряхнула головой, ощущая себя странно и глупо. Чувство это до того походило на знакомое мне действие Дара, и вместе с тем… Никакого укола в спину, просто мурашки по коже и странная уверенность, что я в опасности. Именно я. - Глупости все это.

- Предчувствия не возникают на пустом месте, - покачал головой Недвин. - Тем более у магов. Нам в самом деле лучше уехать сегодня.

Он разжал пальцы, повернулся ко мне и недоуменно посмотрел на пирожки, которые я все еще держала в руке. Я, должно быть, глупо выглядела. Я протянула один. Недвин кивнул, надкусил его и снова повернулся к проклятой виселице.

- Я предпочел бы ехать верхом, тогда мы не зависели бы от дорог. Но лошадь, в отличие от экипажа, зачаровать нельзя. Да и без слуг брат тебя не отпустит.

- Если потребуется, у меня и слуги будут верхом ездить, - пробормотала я, впрочем, сомневаясь, что Митци когда-нибудь сидела в седле. Ни Уинифрид, ни Дебра этого не любили, да и признаться, сама я не очень хорошо себе представляла путешествие верхом. Как герцогская дочь и сестра и по большей части путешествовала в карете. По статусу положено. - К слову. А ты умеешь зачаровывать экипажи?

Недвин, все еще погруженный в раздумья, неопределенно качнул головой.

- Я много что умею. И примерно столько же всего не делал пятнадцать лет. Лучше обратиться к придворным магам. Алуэтта…

Он умолк, продолжая разглядывать помост так, словно на его плохо оструганных досках начертано божественное откровение. Прикончив тем временем пирожок, он отряхнул руки от крошек.

- Мне нужно выйти в город. Вернусь через пару часов.

- Недвин… - я поймала его за руку.

Недвин обернулся, посмотрел на меня, вскинув брови, и я себя почувствовала неимоверно глупо. Что это я, в самом деле. Он — взрослый человек, и разумный, много разумнее меня. А я, точно курица цыпленка, боюсь отпустить его, выпустить из рук. Я разжала пальцы.

- Ничего. Отыщу придворных магов, велю им заняться экипажем. И лошадей надо перековать. И еще несколько распоряжений раздать.

Недвин взял меня за руку, и коротко поцеловал мои пальцы, мелко дрожащие и, должно быть, необычайно холодные. По крайней мере, дыхание его показалось мне печным жаром. Хотелось оказаться в его объятьях, но вокруг было слишком много болтливых слуг. Я и без того слишком часто распутничала у них на глазах.

Я не боялась пересудов и сплетен. Я — причудливая мысль — не желала обесценивать это.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться