Фронтир

Размер шрифта: - +

XIV

 * * *

 

Посыльный от модистки прибыл как раз в этот момент, и я, забрав ворох платьев, ушла в спальню и прикрыла за собой дверь. Некоторое время я с наслаждением вертелась перед зеркалом, примеряя новые наряды и предоставив мужчинам возможность поговорить наедине. Мне в конце концов тоже было о чем поразмышлять.

О матери Недвина, покойной Агаванской королеве.

О дочери Недвина.

О сущности Песты, которая на этот раз звала меня в, кажется, по настоящему опасное место. Во всяком случае, Недвина это перепугало смертельно. Кто она, старуха, которую мы назвали в честь мифической персонификации Чумы, не понимая ее природы? Недвн…

Я, право, думала о муже слишком много. Никогда прежде я не уделяла мужчине столько внимания. Впрочем, все они, оставшиеся в прошлом, немного стоили. Но я все же решила пока выкинуть из головы и Недвина и все эти странности и озаботиться Фронтиром.

Я считала его своим. Думаю, вздумай Ларк сейчас сместить меня с должности наместницы, я воспротивилась бы этому со всей страстностью, мне присущей. У меня был планы: школа, госпиталь, торговля с ваграми, контроль за перемещением кандаваси. Яя собиралась приложить все усилия к тому, чтобы люди из прохожих превратились в жителей этой земли. Сев к столику — к моему смущению столешница его была подпалена в нескольких местах — я набросала письмо Сеймар Лэах, а к нему добавила приписки для всех моих друзей: Дэниэла, Белона, Дарины, Эрика и, конечно же, для моей Дебры. Надо разыскать того родича, с которым Сеймар продолжает поддерживать связь, и попросить его переслать это мое письмо. Я также сделала заметку на память: поговорить с Недвином о тех его исследованиях, о средствах связи.

- Леди Алуэтта.

Я обернулась. Эрмин Девятый постучал по дверному косяку, переступил порог — ну просто сама учтивость! - и оглядел комнату. Разрушения, учиненные минувшей ночью, заставляли меня краснеть. Прочем, какого черта?!

- Рад буду видеть вас во дворце, сестра, - Эрмин взял мою руку и приложился к ней горячими влажными губами.

- И увидите, любезный брат, - пообещала я. - Вы, кажется, принимаете у себя рода кандаваси? У меня к ним разговор.

- Что ж, - король расплылся в улыбке. - Надеюсь, мы с вами тогда откроем бал.

Я с достоинством кивнула, что можно было одновременно расценить и как да, и как нет. Эрмин Девятый снова припал к моей руке, после чего вышел, на прощание перебросившись с Недвином парой коротких фраз. Я сложила письмо, убрала его в конверт и, поднявшись, встала в дверном проеме. За агаванским королем закрылась дверь, и Недвин устало привалился к стене подле нее.

- Ты вообще собирался рассказывать мне о матери и о брате?

Недвин неопределенно пожал плечами.

- Почему? Это ведь ничего между нами не изменит.

- Вот именно поэтому, - Недвин криво усмехнулся. - Если я тебя устраивал, как сын келаря и потомок пиратов, что изменит мое близкое родство с агаванским королем?

Свой резон в его словах был. И было в ни еще что-то, какая-то затаенная горечь. Недвин, должно быть, ненавидел и ненавидит свою мать. Ему ведь до сих пор не по нраву избалованные знатные дамы, которые получают, что хотят.

Я подошла, обняла Недвина за талию и положила ему голову на плечо. Так мы простояли какое-то время. От Недвина все так же привычно пахло лекарственными травами, и их аромат умиротворял меня.

- Ты бы согласилась стать любовницей Эрмина? - горячая ладонь легла мне между лопаток.

Шутку мою Недвин поддержал, но эти слова, кажется, заронили сомнения в его душу.

- Нет. Никогда. Да и зачем мне любовник при живом муже?

Недвин поцеловал меня в макушку.

- Я не мать твоя, Недвин, - сказала я как можно убедительнее. - И не твоя первая жена.

- От этого, - вздохнул муж, - мне почему-то не становится легче. У Эрмина на балу будет сам император. Можно будет попытаться поговорить с ним лично.

Я без особой радости покинула объятья мужа и, не в силах устоять на месте, принялась расхаживать по комнате.

- Что ты собираешься сделать? Убедить нашего верховного правителя в грозящей ему опасности? Император, Недвин, юн и упрям.

- Но никто пока не обвинял его в глупости. Эрмин считает его разумным человеком. Мой брат может и производит впечатление недалекого дамского угодника, но ум у него острый. Я доверяю его суждениям.

- У нас, - покачала я головой, - все еще нет доказательств.

- И с этим, - вздохнул Недвин, - будет куда сложнее. Если я прав, то исследования наши сохранились в архиве Совета. А им заведуют люди, подконтрольные Барноту. Едва ли он посмеет тронуть меня сейчас: я формально мертв и тем искупил свои преступления, твой брат почти признал меня своим зятем, да и Эрмин не даст в обиду. Но Барнот может и будет чинить мне препятствия. И есть еще кое-что…

Судя по тону, это, последнее, Недвина если не пугало, то нервировало, и достаточно сильно. И эта нервозность невольно передавалась и мне.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться