Фронтир

Размер шрифта: - +

XV

 * * *

 

Искра и Кай откровенно тосковали, жеребец даже присмирел. Конюшня «Дара Эльжбетты» помпезной пышностью не отличалась, в чем-то даже была уютнее номеров, но лошади нуждались в просторе. К тому же, думаю, их беспокоила разлитая в воздухе магия. Меня во всяком случае беспокоила.

- Ты так и не сказал, что мы будем делать.

Недвин похлопал Кая по шее, конь довольно всхрапнул и толкнул его плечом.

- У нас есть пара дней, чтобы подумать об этом. Прежде, чем мы поедем в Агавану, - его передернуло. - Чтобы убедить императора, нужны если не доказательства, то хорошие аргументы. Пока я сам себе не верю. Мне…

Он запнулся. Иногда хотелось взять Недвина за шкирку и хорошенько встряхнуть. Останавливало только то, что физических сил мне не хватит, да и магически я ему не конкурент, и едва ли когда-то буду.

- Мне нужно кое-куда сходить.

Я решила действовать умнее и очень по-женски: обвила шею Недвина руками, грудью прижалась к его груди. Теперь я прекрасно знала, что муж у меня — натура пылкая, страстная, а следовательно, его можно взять измором.

- Недвин, любовь моя, хватит врать и темнить. Либо я сама все узнаю, либо попытаюсь это сделать и в процессе попаду в неприятности.

Угроза сработала. Недвин мученически застонал и уронил мне голову на плечо.

- Это шантаж!

- Конечно, - кивнула я. - Бесстыдный. А ты думаешь, почему Ларк отослал меня во Фронтир?

- Не выдержал?

Недвин крепко обнял меня за талию и поцеловал тоже крепко и долго, так что голова закружилась немного.

- Куда собрался? - спросила я, восстановив дыхание.

- Какая же ты упрямая, Алуэтта Стромере! - посетовал Недвин.

- Бауэр, - поправила я. - Вся в мужа.

Недвин вновь поцеловал меня, и я была совсем не против таких способов убеждения. Вот только поддаваться им не собиралась.

- Недвин.

Он отступил, но рук своих не отнял. Сказал неохотно и сухо:

- Нужно взглянуть на мой прежний дом. Я взял бы тебя с собой, но…

- Иди, - я поцеловала его. - Я найду, чем пока заняться.

Я в целом понимала нежелание Недвина показывать мне прошлую жизнь. Там она и осталась, в прошлом. И там ей следовало оставаться. Я не хочу знать о его покойной жене или… Он ведь в том доме убил ее?..

Я тряхнула головой, пытаясь избавиться от раздражающих назойливых мыслей, и поднялась в номер. Там меня поджидали Митци, Дэвид и сундуки с моими платьями, и все были целы и невредимы.

Мои горничная и телохранитель чумных безумцев не заинтересовали. Вне всякого сомнения, целью нападения были я, Недвин и Ларк. Оставалось только понять, как они выбирают и отыскивают свою жертву. Здесь наверняка не обошлось без магии, а в ней я была пока не сильна.

От размышлений, признаться, бессмысленных, меня оторвал портье, важный, преисполненный чувства собственной значимости. Меня хотел видеть некий гость, что было странно. Я никого в городе не знала и гостей не ждала. Тем сильнее было мое удивление при виде вошедшего.

Эбар Лэах.

Птицелюд поклонился почти небрежно, но изящно. Я кивнула, стараясь как-то отдать дань его вежливости. Птицелюды — племя абсурдно гордое, так что даже подобные кивки и поклоны им нелегко даются. Можно сказать, данный конкретный птицелюд был очень любезен.

Денек, и говорить нечего, выдался насыщенный. Сперва визит Эрмина Девятого, затем посещение Совета. Пустая это формальность, или нет, я все равно была напугана. Теперь вот в моей уродливой гостиной сидел Эбар Лэах.

Он рассматривал меня, но не так, как это обычно делают мужчины. Во взгляде почти желтых, птичьих глаз не было вожделения, только весьма умеренное любопытство. Я занимала его, как диковина. Он также занимал меня, потому что единственной близко мне знакомой птицелюдкой была Сеймар. Сдается мне, она скорее исключение, чем правило.

- Вина? - радушно предложила я. - Или, может быть, чаю? Я не держу у себя нектар Асы.

- Чаю, - кивнул птицелюд.

Я послала Митци в буфетную и продолжила играть с птицелюдом в гляделки. Горничная принесла поднос с чаем, едва не уронив его на пороге, поставила на столик и, красная от смущения, исчезла. Я, изображая радушную хозяйку, разлила чай. Оставалось только гадать, с чем пожаловал господин Эбар Лэах, а я не очень любила строить пустые предположения.

- У вас интересная репутация, леди Алуэтта, - птицелюд нарушил наконец молчание. - Но вы ей мало соответствуете в действительности.

- Люблю обманывать ожидания, магистр.

- Вы ошарашили, даже напугали моих товарищей сегодня.

Мне подумалось, что слово «товарищ» звучит из уст птицелюда фальшиво.

- Все мы твердо знали, что Бауэр мертв. Барнот постарался донести эту весть до каждого: Бауэр мертв, а вы — недалекая, ограниченная и слабая женщина, но все же, отныне одна из нас.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться