Фронтир

Размер шрифта: - +

XX

- Он соврал, верно?

Недвин, исполняющий обязанности моей горничной, замер со шпильками в руке.

- Кого ты имеешь в виду?

- Мой брат. Зная его, он наверняка попал в настоящую передрягу, хорошо, если не погиб…

- Тебе лучше знать.

Недвин вытащил последнюю шпильку и принялся медленно, осторожно раскладывать пряди по плечам. Я следила за его движениями в зеркале, и понемногу страх проходил. Я тревожилась за брата. Ларк никогда и ни на кого не полагался, просто не умел, а значит, ему едва ли придет в голову позвать на помощь, оказавшись в опасности.

Поцелуй вернул меня в реальность. Сперва в макушку, как целуют детей. Затем в ухо, в шею. Я едва не замурлыкала от удовольствия. Мне определенно нравилось в замужестве.

Еще одним несомненным достоинством брака было то, что мы с Недвином отлично ладили и помимо постели. Я с трудом пыталась представить, как лежу хоть с каким-то своим любовником и беседую о магии или политике, или о тех местах, которые все же стоит посетить в Агвиее. Сегодня я вдруг обнаружила, что не могу вспомнить ни лица, ни имена, ни хотя бы число тех людей, что были со мной прежде. И хвала богам.

- Может быть сходим завтра в театр? - предложил вдруг Недвин, проведя пальцами по моей спине. Это прикосновение отдалось приятной истомой в усталом теле. - Я слышал, здесь неплохая труппа.

- Театр?

- Что тебя так удивляет? - хмыкнул Недвин. - В былые времена я с большим удовольствием посещал различного рода представления.

- О, как интересно! - я поудобнее устроилась у Недвина на груди. - И что же ты любил? Трагедии? Оперы? Может быть, площадные комедии?

- Все что угодно кроме придворных масок. Королева устраивала по маске в часть каждого события: приемы послов, любая свадьба, любое рождение.

Я посмотрела на спокойное, немного печальное лицо Недвина. Он ни разу на моей памяти не сказал слово «мать», да и про отца говорил лишь единожды, хотя сейчас тот был совсем рядом.

- Лет в шестнадцать я мечтала убежать с бродячей труппой, - я села, давая Недвину отличный обзор. Он смотрел с интересном, и сложно было теперь представить, что совсем недавно я привлекала его не больше скагвы. - Они показывали что-то вроде «Зеленого Воскрешения». Что-то религиозное. Но они были действительно великолепны.

Недвин дернул меня за руку, роняя на себя, и поцеловал.

- Так что, - спросил он между поцелуями, - насчет театра?

Я совершенно не умела ему отказывать.

А наутро театр развернулся прямо у нас за дверью. В этом крыле Эрмин поселил всех прибывших к балу гостей, кроме, конечно, родичей императора. Тем полагались шикарные, отделанные золотом покои рядом с личными комнатами короля. Здесь же, в гостевом крыле, становилось людно, а сегодня еще и шумно и как-то… мелодраматично.

- Ты немедленно вернешься в гнездо! Под крыло своих родителей!

Дальнейшие слова я не разобрала, они были на языке птицелюдов. Движимая любопытством, я покинула объятья Недвина, набросила халат и выглянула в коридор. В одном его конце, скрестив руки на груди, стояла Сейма. Отрастающие перья на пострадавшем крыле угрожающе топорщились. На нее надвигался высокий, хмурый сородич в дорогих, камнями расшитых одеждах, которого пытался удержать и будто бы урезонить Барнот. В противоположном конце коридора поглядеть на ссору между надменными птицелюдами собралась толпа.

- Леди Алуэтта! - завидев меня, Сеймар демонстративно проигнорировала сородича и направилась к нашей двери. Шепнула: - Одос Лэах, мой дядя.

Я плотнее запахнула халат, под которым ничего не было, и посторонилась, пропуская Сеймар. Заперла дверь, надеясь, что никому в голову не придет ломиться в покои герцогини.

- Простите, - вздохнула Сеймар. - Слишком много Лэахов.

- Значит, Эрмин внял моему совету, - отозвался Недвин из спальни. - Никто не наложит защиту лучше, чем птицелюды.

- Надо и вас защитить, - Сеймар демонстративно размяла пальцы.

- Чего вы боитесь? Недвин, объяснись, или… я потребую развода!

Недвин, полностью одетый, появился из спальни, кивнул Сеймар и поцеловал меня в висок.

- Прекрасная угроза, любовь моя. Будешь его требовать всякий раз, как рассердишься, а я стану трепетать?

Я стукнула его в плечо.

- Недвин!

- Завтра здесь соберется очень… странная компания гостей. Император, все его сторонники и ряд князей и герцогов, чья власть слишком мала, чтобы на что-то повлиять. Из явных противников только принцесса Терезия, но она обвешена защитными чарами и амулетами, как сеарово дерево. И с ней Барнот; метит на должность придворного мага.

- Ты драматизируешь.

- Я подстраховываюсь, - возразил Недвин. - Слишком много появляется возможностей устроить переполох, а то и покушение. А Эрмин еще очень неопытен.

- Я лично создам защиту для леди Алуэтты, - пообещала Сеймар.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться