Фронтир

Размер шрифта: - +

XXI

Сидеть за длинным столом, на одном конце которого император, а на другом — его хмурая сестра-принцесса, оказалось как застрять между молотом и наковальней. Император был рассержен, принцесса Терезия пылала странной, совершенно неуместной ненавистью. Я поискала взглядом Эрмина, сидевшего в начале стола по левую руку от Лусвина в числе прочих важных персон. Надежда, что он хотя бы немного понимает в происходящем, мгновенно испарилась. Лицо Эрмина выражало то же сдерживаемое удивление.

- Я слушаю вас, ваше высочество, - холодно сказал Лусвин. Рука легла на стол, ногти царапнули старое мореное дерево.

Принцесса скопировала его жест. Рука с выкрашенными голубоватым лаком ногтями постукивала по столешнице. Все замерли, замолкли, и как завороженные слушали этот мерный стук.

- Правда ли, ваше величество, что ваш сын болен?

Камень упал в воду, и по поверхности пошли круги. Я не раз присутствовала на собраниях различных гильдий, и зачастую почтенные люди походили на школьников, которые галдят и спорят без зазрения совести. Представители королевств и герцогств так поступить не могли. Они молчали, но это было очень красноречивое молчание. Сродни шуму, воплям и гомону. Изредка то там, то здесь раздавался осторожный шепоток. Рядом охнул принц Людвиг, невинное дитя, занесенное сюда бурным политическим потоком. Я нащупала герцогскую цепь и только сейчас обнаружила, что пальцы дрожат.

Лусвин, казалось, не был обеспокоен вопросом сестры, либо же реакцией на него всех присутствующих. Будто бы и возможная реакция на ответ была ему безразлична. Император медленно сел, сцепив руки на колене.

- Уточните, принцесса, что вы имеете в виду. Болен? Чем?

Терезия тоже села, расправив пышные, по агаванской моде шитые юбки. Их дядя так и остался стоять, только рука его легла на спинку кресла племянницы. Точно требовалось подтверждение, что они заодно.

- Как почтенные лорды и леди должны знать, - проговорила Терезия, обводя взглядом зал, - получив власть, мы получили и свое «чудовище Стромере».

Я едва не воскликнула «Что?!», но не мне, сестре герцога крошечной Стромы, прерывать принцессу Империи. Я могла лишь только оглядеть зал, не находя на лицах понимания. Лишь двое или трое посмотрела на меня и отвели взгляд.

- Младенцев в нашем роду часто поражает опасный недуг. Он не позволил дяде Лукиану взойти на трон.

Кому-то это обстоятельство было, судя по всему, известно; кому-то, как мне — нет, но промолчали все. Затаили дыхание в ожидании, какой же даст ответ император. Лусвин зловеще молчал, молчала Терезия. Молчали все.

Сама эта ситуация озадачивала, даже если не брать в расчет загадочное «чудовище Стромере». Если Терезия хотела каким-то образом избавиться от брата, то следовало использовать более надежные методы. Покушение на Лусвина или же признание его самого недееспособным, принесло бы ощутимую пользу. Смутные и бездоказательные обвинения в адрес наследника выглядели странно, даже нелепо.

- Чего вы хотите, ваше высочество? - задал император вопрос, который волновал, должно быть, нас всех.

- Правды, ваше величество. Представьте нам дитя, докажите в присутствии всех представителей империи, что принц здоров. И тогда…

- Это оскорбительно! - воскликнул кто-то из числа наиболее влиятельных гостей.

Терезия повернула к говорившему голову. Он осекся под ее взглядом, но это словно послужило сигналом. Заговорили все разом. Теперь уже все вели себя хуже, чем школьники в отсутствии учителя. Молчали только Эрмин, дядюшка императора и сам Лусивн. Рядом бормотал что-то себе под нос принц Людвиг, да пыхтел лорд Демуш.

Император молчал пугающе, потом он медленно, опираясь обеими руками в стол, поднялся и сказал очень тихо:

- Молчать.

Услышали все. Не так часто император проявлял свою власть, напоминая, что все мы — не важно, простые люди, аристократы, герцоги или даже короли — подчиняемся ему, как самодержцу Аппелузы. Он стоял, невысокий, тихий, очень спокойный, и обводил стол взглядом. Когда этот взгляд коснулся меня, я невольно содрогнулась. Наш император был непрост.

Все затихли, и разом повернули головы к Лусвину. Терезия поднялась, рука императорского дядюшки легла ей на плечо. Тишина повисла пугающая.

- Чего вы хотите от меня, ваше высочество? - холодно спросил император. - Скажите это без обиняков, пожалуйста.

- Предъявите нам младенца, ваше величество. Мы требуем.

- Ва-ваше высочество… - рядом со мной поднялся лорд Демуш. - Мы не можем это решать…

И верно. Я взглянула на собрание новым взглядом. Сплошь сторонники императора. Вернее, по большей части представители сторонников императора, братья, сестры, племянники. Мы ничего не можем решать или требовать. Только слушать.

- Лорд Демуш, - Лусвин перевел взгляд на моего соседа, задев и меня по дороге. - Вы вполне вольны принимать решение. Вы желаете видеть моего сына?

- Ваше величество…

- А вы? - Лусвин поискал глазами новую жертву, и выбор пал на меня. - Вы, леди… Алуэтта? Вы желаете видеть моего сына?



Дарья Иорданская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться