Фуга. Чёрный солдат

*

    По расчищенной между высоких сугробов дороге вездеход приехал к воинской части и остановился на освещённой фонарём площадке перед проходной. Оттуда вышла пара солдат с автоматами, неподалёку ещё несколько орудовали лопатами. Орудовали до того, как подъехал вездеход и из него вышли приехавшие. Теперь же они все подошли поближе и с интересом рассматривали новобранца.
    А Беркут, напрягая зрение, пытался оглядеть пространство за их спинами. К собственному успокоению, никого и ничего, кроме темноты и метели, не увидел.
    - Земцов! - крикнул прапорщик.
    - Я! - высокого роста солдат сделал пару шагов вперёд.
    - Какое главное правило при выходе из помещения на улицу?
    - Перед выходом убедись, что снаружи нет медведя! - заученно выдал тот.
    - А что надо делать, если произошла встреча с медведем?
    - Не поворачиваться к зверю спиной, снять перчатку, отбросить неподалёку от медведя и удаляться вперёд спиной.
    - У медведя неважное зрение, но очень хороший нюх, - пояснил Долгин Беркуту, - Он обязательно заинтересуется перчаткой и у тебя будет время скрыться. Просто повернуться и убегать не вздумай, они бегают быстрее человека и скорость набирают мгновенно. Ясно?
    - Так точно, - коротко ответил Беркут.
    - Одному на открытом пространстве даже по территории части передвигаться запрещается - только строем или в группе из нескольких человек. Иначе не медведь загрызёт, так ветром сдует. Если будешь выносить мусор, с собой обязательно брать ракетницу - на помойках медведи ошиваются чаще всего, и ракетницей можно их отпугнуть. О встрече с медведем возле казармы докладывать дежурному. Всё ясно?
    - Так точно, - повторил Беркут.
    - Земцов, тебе поручается присматривать за новобранцем Кудиновым. Неотрывно. На это время ты освобождаешься от других обязанностей. Получишь камеру, будешь снимать на видео, как он служит. Приказано сделать кино и отправить командованию. С рядовым Кудиновым разговоров на внеармейские темы вести запрещается, а то он враз плохому научит, - хохотнул Долгин.
    - Слушаюсь, тащ прапорщик, - радостно отреагировал Земцов.
    - Ну что, - повернулся Долгин к Беркуту и дурашливо склонил голову, - пожалуйте в часть, новобранец. Завтра с утра принесёте присягу и встанете на защиту северных рубежей нашей Родины.
    - Поесть дадут? - спросил Беркут, - А то я с утра голодный. Да и тогда только "кофию" выпил.
    Солдаты вокруг почему-то заржали.
    - Ужин закончился, получишь в столовой сухпаёк и сок там возьмёшь. Не переживай, уж что-что, а еды здесь вволю. Солдат другой раз заставлять приходится съедать всё положенное.
    Под явственный, доносящийся со всех сторон солдатский шёпот "Капец тебе, дух", "Вешайся, душара", Беркут проследовал в казарму.
    - Традиция, - снисходительно улыбался прапорщик.
    Беркут мысленно усмехнулся. Эти парни восемнадцати-девятнадцати лет были гораздо младше него по возрасту и совсем не выглядели такими пугающими, какими хотели казаться.

    В столовой Беркута оставили одного. Он сел за стол, открыл жестяную баночку с паштетом и намазал его ложкой на хлеб. Запивал соком из коробочки, взятой из стоящего у стены холодильника со стеклянной дверцей, подобного тому, что встречается в магазинах. Было тихо, рядом тянулась линия для выдачи обедов, за которой в темноте угадывалась неработающая сейчас кухня.   

   Слабый звук, подобный звяканью фарфоровых тарелок, донёсшийся из кухни, насторожил Беркута. Он медленно продолжил жевать, напрагая слух. Раздался короткий шорох волочения чего-то, упакованного в полиэтилен. Беркут встал и прошёл к линии раздачи, устремляя взгляд в темноту. Теперь там было тихо. Предметы, назначение которых сейчас было неважно, да и угадать в темноте не очень-то возможно, стояли неподвижно. Главное - их очертания и расположение теней оставалось неизменным. Беркут, однако, не уходил и продолжал вглядываться.
    Вот оно. Светлая полоска возле одного из высоких котлов стала потихоньку уменьшаться, уползая за котёл.
    - Выйди и покажись мне! - приказал Беркут, - Тебе говорю, кто там прячется.
    Полоска рывком исчезла, а потом оттуда высунулось сморщенное личико. Размером с крупное яблоко, белёсое, с узенькими тёмными глазками. Неотрывно глядя на ведьмака, существо вышло из-за котла полностью. Росточком оно было не более сорока сантиметров, покрытое светлой рыжеватой шёрсткой или волосом, на голове существа заметно оттопыривались в стороны закруглённые уши, расположенные чуть выше, чем у людей. А ещё у него был хвост, который его и выдал чуть ранее. Нечисть в чистом виде.
    - Кто ты и что здесь делаешь? - хмуро спросил Беркут.
    - Я не знаю своего имени, - тоненьким и жалобным голосом ответило существо, - Я просто живу в очаге.
    - В каком ещё очаге?
    - Давно-давно люди захотели, чтобы я появилось и поселили меня в очаге, - запричитало существо, - Там было три камня, и они всё время грелись, я помогало. Всем было тепло, и покушать варили, и мне давали. А потом стен не стало, и очаг погас, и камни остыли, люди с собой их не взяли, оставили на снегу, и других стен вокруг не стало, и мне было плохо-плохо, я искало, искало новый очаг, но везде было холодно, я забыло своё имя, я жило у зверей в земляных домах. А потом люди снова пришли, появились другие стены, большие стены, другие очаги, непохожие, без камней. Но стало тепло и покушать можно...
    - Украсть?
    - Люди сами больше не дают мне покушать, - поникло ушами существо, - Они меня не знают, по имени не зовут, и очаг горячим не дают поддерживать, они его часто гасят, и я всё время боюсь, что снова не разожгут.
    - Что ты делаешь, помимо того, что еду у людей воруешь?
    Вопрос вызвал затруднения у существа.
    - Греюсь. Боюсь. Смотрю, - сказало оно наконец.
    - Какой вред ты приносишь людям? Отвечай правду!
    - Я не вред! - испугалось существо, задрожав и задёргав хвостом, - Я не приношу!
    - Другая нечисть живёт в доме?
    В этот момент в древях столовой появился приставленный к Беркуту наблюдатель Земцов.
    - Кудинов, поел? Убирай за собой и в казарму - отбой объявили!
    Беркут не отвёл от существа требовательного взгляда, ожидая ответа на важный вопрос.
    - Никого нету, только я и люди живут. Не выгоняй меня, ведьмак, тут людей много и еды много, я тогда в другие дома уйду, а в тех домах людей мало и еды мало, люди будут злиться на меня, всем будет плохо.
    - Ладно, - сказал Беркут, - потом решу, что с тобой делать.
    - Дух, ты офонарел? - выпучился Земцов, - Что ты можешь со мной сделать?
    - Я не тебе. Задумался просто... Не бери в голову.
    - Ты псих, что ли?
    - Он самый. Куда мусор выбросить?
    В казарме ещё не спали. Пока Беркут раздевался возле выделенной ему кровати с синим шерстяным одеялом, от ближайших солдат тихо доносились дружеские советы:
    - Дух, спи одним глазом, второй открытым держи. А то прилетит тебе что-нибудь, а ты и не заметишь, гы-гы.
    - Ничего, в тюрьме же как-то спал, посплю и тут, - ответил Беркут, укладываясь.
    - Ё-моё, бойцы, нам что, зека завезли?
    - Приказано не болтать с Кудиновым, - громко сказал Земцов.
    - А то враз плохому научу, - добавил Беркут.
    - Тихо всем! - крикнул дежурный.
    Наступила благословенная тишина, но Беркут не позволил себе сразу расслабиться и уснуть. И дело было не в угрозах солдат. Ему нужно было подумать об этом задании и о самом себе.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться