Фуга. Чёрный солдат

*

   Человек и зверь смотрели друг другу в глаза несколько секунд. Беркут уже собирался закрыть дверь и доложить о медведе дежурному, как полагается, когда вдруг глаза зверя засветились слабым, но заметным кроваво-красным сиянием. Приехали - оборотень. Беркут вышел наружу и прикрыл за собой дверь.
    - Назовись, нечисть, - приказал он, взглядом и внутренней силой "продавливая" собственную волю оборотня.
    Медведь потоптался на месте, помотал головой и, наконец, рыкнул:
    - Ийрат!
    Знать бы ещё, что это слово означает. Беркут особенно остро почувствовал в этот момент свою теоретическую неподготовленность к текущему заданию.
    - Что ты здесь делаешь? - строго спросил он.
    - Жду. Убить человека. Любого, - нехотя признался оборотень, сверкая глазами.
    - Зачем?
    Беркут впервые встретился с таким явным и нацеленным убийцей людей и ощутил, как холод охватывает его не только снаружи, но и изнутри.
    - Приказ. Люди должны уйти, - прорычал медведь и стал неистово царапать снег передней лапой.
    - Кто тебе приказал? Отвечай!
    Но медведь закачал мохнатой головой из стороны в сторону, плавно отпрыгнул вбок, потом закрутился вокруг себя и исчез, а на его месте возникла серая тень, которая мгновенно улетела в непроглядную чёрную хмарь.
    Вокруг стало пусто и тихо. Даже ветер, как оказалось, исчез. Беркут выдохнул морозный воздух, выпустив вверх облако белёсого пара, и вернулся в казарму.
    У старшины роты имелся в распоряжении мобильный телефон, который он в порядке очереди предоставлял солдатам, чтобы они могли позвонить домой по вечерам, в так называемый "час солдатского письма". Беркут направился к нему.
    - Товарищ старшина, разрешите обратиться?
    - Чего тебе?
    - Мне бы интернетом воспользоваться. Есть такая возможность?
    - Нет, - отрезал тот, - а персонально тебе и звонить запрещено.
    - Мне бы только значение одного слова узнать, - не терял надежды Беркут.
    - Какого слова?
    - Слова "ийрат". Может, вы посмотрите сами, а мне потом скажете?
    - Может. Всё, вали.
    - Ийрат, - напомнил Беркут перед тем, как развернуться и "валить".
    Перед отбоем старшина подошёл к Беркуту и спросил:
    - Где ты слышал про ийратов?
    - Говорил кто-то, на гражданке ещё, - соврал Беркут, - А что, товарищ старшина, выяснили?
    - Так называли оборотней на севере. Считали, что они могут принимать облик ворона, оленя или медведя.
    - Они кому-нибудь подчиняются? - задал Беркут самый важный сейчас для него вопрос.
    - Могут вредить людям, если выполняют волю духов предков.
    Старшина задумался, а солдаты вокруг, как оказалось, прислушивались к их разговору.
    - Может, это оборотни на людей нападают, ийраты эти? - сказал один из них, - Ну а что, уже четвёртый человек исчезает бесследно с тех пор, как я служу. Одна женщина из Белушьей Губы, офицер и двое солдат.
    - Второго солдата пока ищут, - напомнили ему.
    Никто не стал говорить, что шансов найти человека живым уже очень мало. Эта неозвученная мысль и без того посещала всех.
    - Летом, как снег растает, найдут кого-нибудь, - мрачно предрёк старшина и ушёл.
    Духи предков... До сих пор для Беркута эти слова означали какого-нибудь призрака, живущего в доме вместе с потомками. Но тут, похоже, что-то иное. Начать хотя бы с того, что никакого жилья потомков тех людей, что здесь когда-то жили, больше нет. Даже по логике - если здесь проводились испытания ядерного оружия, должны были всех выселить, кто тут ещё оставался. По обрывкам разговоров солдат Беркут знал, что на архипелаге живут только военные и семьи офицеров в посёлках. Так с чего бы волей духов предков было изгнание отсюда всех людей, без разбора? Непонятно.
    Утром солдаты поражались размеру следа, который оставил оборотень возле казармы. Даже делали фото на память, положив рядом солдатскую шапку, чтобы составить представление о величине лапы посетившего часть дикого зверя.


    Поисковая команда вернулась в часть только к исходу третьих суток. Пропавшего солдата не нашли, поиск ничего не дал. Да ещё один из вездеходов сломался, был быстро занесён снегом, и вытянуть его тросами не удалось. Люди из него перешли в другой, и теперь с утра солдатам придётся его откапывать. Беркута эта работа тоже не миновала.
    Через несколько дней ему был передан приказ явиться к начальнику части, полковнику Кораблёву. Парень радостно подхватился - появилась надежда, что полковник окажется посвящённым в тайну дара ведьмака и факта подмены одного солдата на другого, тогда миссию избавления архипелага от нечисти можно будет провести более-менее беспрепятственно. Но после первых же слов Кораблёва стало ясно, что надежда была тщетной.
    - Вот ты значит какой, Кудинов. Орёл, - неприязненно сказал полковник, - Создал нам тут проблемы, а то мало их у нас без тебя было.
    Вытянувшийся по стойке "смирно" Беркут лицом изобразил непонимание.
    - Не успел присягу принять, как военный суд уже по твою душу заседание назначает.
    - Товарищ полковник, я заявление в суд не подавал, - осмелился заметить Беркут.
    - Не ты, так адвокат твой с товарищами суетится. Жалуются, что ты не звонишь ни матери, ни им. Притесняем мы тут тебя, видишь.
    Собственно, так оно и было, звонков ему не разрешали. Другое дело, что и сам Беркут никому звонить не собирался.
    - Наверно, думаешь сбежать, когда в гарнизонный суд в Архангельск поедешь? А вот шиш тебе! Никуда ты не поедешь. Не для того тебя в эту часть привезли, чтобы на материк отпускать, пока не отслужишь.
    - Никак нет, товарищ полковник, - снова вставил Беркут, - бежать я не думаю.
    - Ну не бежать, так митинг возле суда устраивать, народ баламутить. В общем, я уже с председателем суда связался, суд будет проводиться здесь, на месте. Выездное заседание называется. Жди гостей, оппозиционер. Свободен.
    Беркут в замешательстве шёл по коридору. Да что за бардак такой? Ладно, про дар ведьмака здешнее начальство не знает. В самом деле, посвящённых в эту тайну очень мало, и в этом есть смысл. Но про подмену-то командир части должен был знать! По идее, должен, но не знает. Куда на самом деле засунули настоящего Кудинова, почему он даже матери не позвонил? Развели секретность, что куда ни кинь - всюду клин. Хоть столичному военкому звони. Ага, кто бы ещё дал ему позвонить... Теперь вот предстоит суд какой-то дурацкий.
    Беркут вздохнул - все обстоятельства вокруг него складывались сами по себе, так, что повлиять на них было никак невозможно, и это уже начинало бесить. "Спокойно, ведьмак, спокойно, принимаем трудности и переносим их стоически, наращиваем духовную силу, растим свой дар". Жаль, что его дар на людей не действует. Уж он бы тогда быстро во всём разобрался...



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться