Фуга. Чёрный солдат

*

    В секретную часть солдата-срочника везли вместе с немалыми запасами еды, ящиками с разными вещами и оборудованием. Два вездехода тяжело и медленно крутили обутыми в гусеницы колёсами, прокладывая путь по одним лишь водителям известному маршруту. Несколько раз то один, то другой вездеход застревал в сугробе, и тогда все вместе с Беркутом разгребали снег, доставали из машины специальное заледеневшее бревно и подкладывали его перед гусеницами. Кабина вездехода представляла из себя подобие небольшой комнаты, в ней была пара коек, и Беркут имел возможность поспать. Ехали половину дня, ночь и утро, к месту добрались уже перед наступлением послеобеденных сумерек.
    То строение, к которому они подъехали, вызвало у Беркута оторопь - это была старая метеорологическая станция, о чём оповещала заржавленная табличка над входом - опутанное проводами невысокое обшарпанное здание с установленными локаторами и ветряным генератором тока. Невдалеке виднелись развалины не то кирпичных, не то бетонных одно- и двухэтажных домов, зияющих пустыми оконными проёмами и дырками в стенах. На военную часть всё это не походило, от слова совсем.


    - Может, пока мы ехали, в мире сто лет прошло? - попытался пошутить Беркут, обращаясь к водителю.
    Один вездеход встал своей задней, грузовой частью почти вплотную к двери метеостанции. Оттуда вышли два человека. На одном из них были надеты камуфляжные штаны и гражданский тулуп, из-под которого на нижнюю половину лица залезал ворот тёплого свитера, другой и вовсе был одет во всё гражданское. Они взяли у приехавших и прочитали сопроводительные документы, потом залезли в вездеходы и придирчиво всё сверили с имеющимся грузом. Разговоров с гостями, помимо приветствия, они не вели. Да и факт приветствия Беркут лишь предположил, сам не слышал. Потом мужчины опять скрылись в доме.
    Через некоторое время оттуда появились несколько солдат и начали разгрузку, а Беркуту велели идти внутрь, к начальству. Там один из давешних метеорологов, сидящий за столом возле допотопных с виду мониторов, махнул рукой в направлении двери в другую комнату. Дверь была открыта, и солдаты как раз затаскивали туда одну из коробок. Беркут пошёл за ними. Комната оказалась не только спальней, совмещённой с кухней, в ней имелась новая дверь - наклонная, как порой делают вход в погреб. "Ныряем в кроличью нору за зелёными человечками" - мысленно сказал себе Беркут и продолжил путь. По широкой бетонной лестнице ему пришлось спуститься на два пролёта, прежде чем он увидел скудно освещённый уводящий куда-то в даль коридор с красной ковровой дорожкой и несколькими обшитыми деревянным шпоном дверьми. На той же лестничной площадке была и другая, закрытая в тот момент дверь.
    - Тебе - туда, - кивнул Беркуту один из солдат на коридор с ковровой дорожкой.
    Сам этот парень вместе с товарищем потащили коробки куда-то ещё ниже по лестнице.
    Беркут вежливо постучал в первую дверь без опознавательной таблички и попытался её открыть. Заперто. Небольшая консоль с цифрами наверняка помогла бы открыть эту дверь, но соответствующего кода Беркут не знал. Да как-то и не стремился к этому знанию. Тем же закончились попытки ещё с четырьмя дверьми. Пятой оказалась дверь в туалет, оборудованный хорошей современной сантехникой. Ну и всё. Дальше коридор был без дверей и ковровой дорожки. Беркут в нерешительности потоптался на месте и уже было направился в ту далёкую неизвестность, но тут позади него раздалось цоканье каблуков женских туфель, сменившееся глухим шорохом, когда их обладательница ступила на дорожку.
    - Парень, что ты тут делаешь? - удивлённо спросила темноволосая  женщина лет тридцати пяти, одетая в юбку и рубашку военного покроя с офицерскими погонами на плечах.
    - Ищу, кому доложиться о прибытии, - ответил Беркут не так чтобы браво, а, правду сказать, рассеянно.
    - Предъяви документы, - приказала женщина.
    Беркут подошёл к женщине и достал из внутреннего кармана куртки упакованные в прозрачный "файлик" военный билет и приказ о переводе.
    - Вот, товарищ капитан.
    - Идём, - пригласила та, открыв одну из дверей.
    В кабинете было уютно. По стенам красовались на стойках горшки с комнатными цветами - видимо, освещения от ламп дневного света им хватало для жизни. В углу комнаты стоял небольшой столик с единственным телефоном на нём. Старым, дисковым. Остальное убранство мало отличалось от обычных офисных помещений, в которых хозяйничали женщины.
    - Садись за тот стол, будешь читать и подписывать документы о секретности, - приказала капитан.
    Беркут подписал несколько бумаг о неразглашении того, что он узнает во время прохождения службы, об обязательствах хранить в секрете эти знания ещё двадцать пять лет и весьма огорчившее его оповещение о том, что ему будет запрещён выезд за границу на несколько лет после окончания службы. Не то чтобы он стремился куда-то туда поехать, но потеря самой возможности для этого... ощущалась как потеря.
    - У нас тут народу мало, и все почти как семья, - вдруг мягко сказала ему женщина, когда все бумаги Беркута были сданы и подколоты в нужную папку, - Добро пожаловать. Я - начальник канцелярии, капитан Воробьёва. В неформальной обстановке можешь звать меня тётя Марина.
    - Какая ж вы мне тётя, я всего на пару лет младше, - улыбнулся Беркут.
    Та кокетливо тряхнула завитыми волосами и погрозила ему пальцем. Но сказала:
    - Ну тогда - Марина. Но - только в неформальной обстановке.
    Капитан проводила Беркута в так называемую "караулку", находившуюся на том же этаже, вход в которую был виден ему с лестничной площадки. Там в большом помещении по скамейкам вдоль двухэтажного ряда коек сидел небольшой взвод солдат. Воробьёва обратилась к командиру взвода:
    - Лейтенант Брагин, принимайте пополнение. Солдата Кудинова перевели к нам для прохождения дальнейшей службы.
    - Так у нас же нечётное число получится, - слегка нахмурился тот, - одна половина взвода будет больше другой.
    Как потом узнал Беркут, взвод солдат тут делился на две половины, которые посменно дежурили по охране периметра - внешней территории этой секретной части. На поверхности.
    "Наконец-то", - подумал Беркут. Видимо где-то там, в осведомлённых кругах, опомнились и создали ведьмаку условия для выполнения его главной и совершенно секретной задачи.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться