Фуга. Чёрный солдат

*

    Любого обычного человека, который услышал бы рассказ доктора, проникся его тоном и пониманием того, что сам он тоже находится тут, на архипелаге, и ему скоро выходить на поверхность, пробрало бы до мурашек по коже. Как минимум. Беркута же этот рассказ заставил задуматься по совсем иной, понятной ему одному, причине. От описанных доктором событий ощутимо несло проделками нечисти. Но говорить об этом было нельзя, и дело не только в прямом запрете столичного военкома - Беркут и сам понимал, что ни к чему людям знать о некоторых вещах. Однако сейчас требовалось рассказать доктору "алаверды" свою историю, и Беркут решил своеобразно "легализовать" то, что оставило материальные следы.
    - Да вот как раз когда я блуждал по коридору... - начал он таким тоном, каким обычно рассказывают что-то страшное, но случившееся давно в прошлом, - свет не горел нигде, я шёл в кромешной темноте, и вдруг сильно завоняло тухлятиной. И тут мой автомат сделался жутко тяжёлым, я чуть не упал под его тяжестью. Было ощущение, что если б я не успел его скинуть с себя, то он меня продавил бы насквозь. А через некоторое время вонь исчезла, как не бывало. Я поискал автомат на ощупь, и нашёл. Он лежал на полу, и как будто в углублении, которое проделал в бетоне. Но весил уже нормально, как всегда.
    Сергей Валентинович молчал и недоверчиво смотрел на Беркута.
    - Хотя, может, это и не мистика. Может, там внизу какой-нибудь секретный мощнейший магнит включали, я ж не знаю, - весело закончил Беркут, - Просто в тот момент, в темноте и безнадёге это показалось чем-то таким...
    - А ты доложил об этом командиру части?
    - Нет. Подумал - мистика, которой не место на нашей службе, - процитировал Беркут слова доктора.
    - Зря. Ты же не выдумываешь, ты правду рассказал?
    - Конечно, правду. Там на полу в коридоре можно вмятину найти.
    - Нет у нас никакого магнита. Но о любой аномалии должно быть доложено командованию, это может быть проявлением действия противника. Я ведь доложил командованию о той смерти от смеха, о которой тебе рассказал. Мало ли, какие секретные разработки могут существовать и испытываться. Включая психотропные.
    - Как-то я не подумал, - состроил простецкий вид Беркут.
    Даже почесал в затылке для правдоподобия.
    - Давай-ка вот, Тимур, садись и пиши рапорт об этом случае. А если ещё что-то подобное "мистическое" с тобой было, то и об этом пиши.
    - Сергей Валентинович, может не надо? - попробовал разжалобить Беркут доктора, - Я ж ещё сил не набрался.
    - Ты б ещё на подушку при этом опал, как умирающий лебедь... Это приказ. Ты сейчас находишься в моём подчинении - так что садись и пиши, солдат.
    
    Командиру войсковой части №... полковнику Бородько Е.Н.
    Рапорт об аномалии
    Продвигаясь в неизвестном по случаю полной темноты и потери ориентиров направлении примерно в середине периода выключения освещения я почувствовал сильный запах разложения и многократно усилившуюся тяжесть собственного закинутого за плечо автомата, в связи с чем был вынужден опустить доверенное мне оружие на пол, где оно проделало вмятину, которую можно обнаружить в неизвестном мне месте, после чего по прошествии неопределённого количества минут указанный выше запах исчез, а оружие самостоятельно обрело свой обычный вес и в дальнейшем его не меняло до сдачи в оружейную.
    Рядовой срочной службы Кудинов.

    Доктор, прочитав рапорт, состоящий из одного длинного предложения, хмыкнул, но ничего не сказал.
    - Я ещё бы хотел порекомендовать, - почесал бровь Беркут, - в случае проверки этого рапорта снабдить проверяющих большим мотком верёвки или ниток, чтобы они могли вернуться по ним и не повторили мой печальный опыт, а вернулись вовремя и здоровыми.
    - Угу, с древнегреческой мифологией все знакомы, - ответил Сергей Валентинович, - Не умничай.
    - Так я и не умничаю - справился же с соблазном написать эту рекомендацию в рапорте. Вовремя вспомнил, что перед начальством солдат должен иметь "вид бравый и придурковатый".
    - Вот именно.

    Пока Беркут, пользуясь одиночеством, продолжал "коммуникативную" дрессировку Тэкса, в кабинете начальника части проходило мини-совещание, предметом которого являлся он сам.
    - Я всё-таки думаю, что поведение Кудинова - заблудился в коридорах, залез в шахту, сломал стенку лифта и так далее - это своеобразное продолжение его протестной деятельности, которую он вёл на гражданке, - сказала капитан Воробьёва.
    - Брагин и все остальные, кто с ним контактировал у нас и в прошлой части, никаких признаков недовольства его нахождением на службе не усматривают, - возразил полковник и перевёл взгляд на доктора - А ты как считаешь?
    - Мы довольно много и неформально общаемся с ним. Нормальный парень, далеко не дурак. Но раскрывается он не до конца, по-моему. Думаю, в коридорах он действительно заблудился, никакого протеста в этом не было.
    - Он мог протестно действовать и не осознанно, - возразила капитан, - Всё-таки его призвали в армию насильно, это не может остаться для личности без последствий.
    - Ну, это уже по вашей части, товарищ психолог. Со своей стороны могу сказать, что, случись это всё с обычным рядовым - выписал бы я ему сейчас билет на волю и полностью комиссовал. У нас часто досрочно увольняют солдат, которым по психике и физиологии не подходит служба на архипелаге. А уж с учётом того, что он до этого долго уклонялся от службы и призван буквально перед истечением призывного возраста, стресс у него непременно усилился.
    - Досрочное увольнение Кудинова исключено, - хмуро отрезал полковник, - он должен отслужить полный срок и именно у нас.
    - Кстати, внезапное ощущение посторонних запахов и их исчезновение, о чём он написал в рапорте, может говорить о психических отклонениях, - задумчиво сказала Воробьёва.
    - А чувство тяжести оружия? - спросил врач.
    - А с чувством тяжести всё очень интересно, - проинформировал сослуживцев полковник, - мы действительно нашли на полу вмятину от автомата. А потом осмотрели автомат Кудинова. Он оказался немного деформированным... И только с одной стороны. То есть сверху на автомат никто не давил или не ударял по нему, чтобы вбить в бетон.
    - Аномалия? - усмехнулся доктор.
    Командир неприязненно посмотрел на него.
    - Весело? Конечно, это же не тебе, а мне теперь отписываться наверх во все отделы. Нам будут продолжать задавать вопросы, это - к гадалке не ходи. Так что, Марина, придётся тебе поработать с Кудиновым плотно, чтобы выудить из него всё, что не удалось выудить нашему доктору. До самого донышка, до абсолютной ясности его психики. Это приказ.
    - Слушаюсь, товарищ полковник.
    - Повезло Кудинову, - невинным тоном пробормотал доктор.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться