Фуга. Чёрный солдат

*

    В кабинете начальника части горел мягкий, приглушённый свет от светильников, висящих на стенах, что означало наступление вечернего времени.
    - Докладывайте, капитан. Что вам удалось выяснить про Кудинова?
    - Товарищ полковник, хочу напомнить, что целью этого задания, как я для себя уяснила, было понять, не грозит ли нам опасность со стороны этого солдата - опасность побега или другого намеренного нарушения устава. На этот вопрос я уже сейчас могу ответить - никаких признаков намерений этого я у него не обнаружила.
    - Может, он просто их хорошо скрывает?
    - Тогда он - актёр уровня Иннокентия Смоктуновского. Я неоднократно специально создавала ситуации для выявления таких тенденций, и делала выводы не только на основе его слов. Но также жестов, мимике, повороте глаз и других невольных проявлений. Ничего. Более того, я обнаружила, что, наоборот, его почти пугает сама мысль о том, что он может покинуть часть досрочно.
    - Что-о? - удивился командир.
    - Да, я тоже была крайне удивлена. Но это так. Я ему сказала, что врач хочет его уволить со службы, но что вы, якобы, желаете, чтобы он написал рапорт с просьбой об оставлении его на службе. И он с готовностью согласился тут же написать такой рапорт.
    - Чудеса опять какие-то, - недовольно нахмурился Бородько, - Даже обычный солдат, служащий по призыву, обрадовался бы возможности досрочного увольнения. Может, он свихнулся, этот Кудинов?
    Капитан Воробьёва вздохнула.
    - Возможно, товарищ полковник. Вот на отклонения в психике как раз указывают некоторые признаки.
    - Какие ещё признаки?
    - Сразу хочу заметить, что если бы я обследовала этого солдата без знания о его прошлом, я бы, пожалуй, никаких признаков нарушения психики не обнаружила. Если не принимать во внимания тех историй с впечатанным в пол автоматом и со смеющимся солдатом, которые скорей говорят о чертовщине, а не о психических отклонениях, я бы сказала, что Тимур Кудинов - цельная и абсолютно здоровая личность. Со своими особенностями - да. С тем, что он до конца так и не был откровенен со мной и что-то намеренно скрывает - да. Но он в порядке. А вот если сопоставить того Тимура Кудинова, о котором говорится в его личном деле и того, что наблюдала я - это... будто два совершенно разных человека, товарищ полковник.
    - Например?
    - Например, он совершенно не интересуется политикой. Кудинов воспринимает её как нечто далёкое от него и даже мешающее ему в его настоящих жизненных стремлениях. Но при этом твёрдо убеждён, что облечён какой-то высокой обязанностью служения людям.
    - Перевоспитался, может? - усмехнулся полковник.
    - В том-то и дело, что непохож он на человека, изменяющего своим принципам или однажды данным обещаниям - скорее, наоборот. Он дал мне слово молчать о нашей с ним связи, и я очень удивлена, что до сих пор по части об этом не пошло никаких слухов. Даже не припоминаю, какая ещё из моих связей оставалась бы в такой тайне от остальных, - немного горько усмехнулась Марина.
    - Тогда откуда мысль, что он перестал интересоваться политикой?
    - Я положила неподалёку от него стопку свежих газет. Этим бы заинтересовался не то что политик, а даже обычный солдат. А Кудинов вообще никак не отреагировал на них. Он ни разу не попросил меня воспользоваться моими возможностями связи с большой землёй, не задавал никаких вопросов о событиях в стране и в мире. Будто этого всего для него вообще не существует. А ещё он рассказал мне кое-что о своём прошлом. Ну, то есть не рассказал, а упомянул. Хотелось бы проверить. Если вы дадите такое разрешение, конечно.
    - Зачем вам это? Для нас главное, что если он и вправду сошёл с ума, так чтобы это было нельзя связать именно с нашей частью, понимаете? Потому что наша часть должна быть образцовой, я вам это на всех совещаниях вдалбливаю!
    - Да, товарищ полковник. Вот поэтому я предлагаю позволить мне отправить несколько конкретных запросов о Кудинове в его прежнюю часть, в призывной военкомат и даже смежникам дать поручение проверить кое-что о жизни Кудинова на гражданке. Лучше сделать это сейчас, до того, как его сумасшествие, если оно есть, выявится и Кудинов попадёт в заботливые руки судебных экспертов.
    - Работайте.
    - Слушаюсь, товарищ полковник.

    Приехали вездеходы, привезли продукты и заказанные вещи. Беркут вместе с другими солдатами своего взвода участвовал в разгрузке - таскал разногабаритные коробки и ящики, на секунды выскакивая из помещения метеостанции под пронизывающий ветер. Не в первый раз, конечно, но в тот день на одном из вездеходов приехал Долгин.
    Сначала прапорщик по какой-то надобности лично спустился в штаб, а когда вышел, увидел Беркута.
    - А, Кудинов! Ну как тебе служба? - насмешливо спросил он.
    - Всё хорошо, товарищ прапорщик, - улыбнулся Беркут, немного подойдя к Долгину, чтобы не орать слишком громко.
    В результате они вдвоём оказались с той стороны вездехода, где больше никого в тот момент не было.
    - Да? Ну молодец, если так.
    - Служу России! - ответил Беркут, и вдруг увидел, что сугроб позади Долгина будто бы имеет другой, желтоватый оттенок. И движется.
    - Медведь! - закричал Беркут и попятился к метеостанции.
    Медленно, очень медленно Долгин обернулся. А потом попытался бежать. Но было поздно - огромный медведь, привстав на дыбы, махнул когтистой лапой по шее человека, порвав часть воротника, шарф, а, главное, кожу и мышцы шеи. Алая кровь тут же хлынула на снег, а от удара и, возможно, от шока человек упал, попытавшись прикрыть рану согнутой в локте рукой.
    Беркут, у которого в тот момент, конечно, не было оружия, вырвал из рук солдата коробку, которую тот принимал из грузовика, и, не переставая кричать, побежал вперёд. Медведь, почуявший кровь, пытался вновь добраться до проделанной им раны и царапал толстый бушлат на локте лежащего прапорщика. Тяжёлая коробка со стеклянными банками консервированных овощей, поднятая Беркутом, обрушилась на голову и холку хищника. От удара животное сильно пошатнулось и отступило в сторону от жертвы. Рядом раздалась автоматная очередь, и убитый медведь с тяжёлым всхрипом рухнул на снег. Стрелял офицер, приехавший на втором вездеходе. Несколько человек подбежали к прапорщику, подняли его и бегом понесли в часть.
    Всё случившееся произошло так быстро, что показалось Беркуту чем-то нереальным. Если б не туша медведя рядом с ним. Если б не брызги крови на снегу. Он постоял несколько секунд, собирая самого себя "в кучку", и отправился собирать все уцелевшие и рассыпавшиеся кругом банки с консервацией.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться