Фуга. Чёрный солдат

*

    Беркут томился и изнывал в подземелье. Изнывал от желания выйти на поверхность, а гадский доктор не разрешал. Из больнички его уже выписали, но долечивали от кашля. Амбулаторно, так сказать. Поэтому Беркута использовали только в нарядах по хозяйству, и за последние десять дней он перемыл посуды, полов и столов столько, сколько не вымыл за всю свою жизнь. Его товарищи, отправляясь на очередное дежурство, сначала посмеивались над кислым выражением лица остающегося, предлагали сравнить свою жизнь со службой матроса на подводной лодке и утешиться, но потом начали искренне сочувствовать.
    Первый день полноценной службы показался Беркуту праздником. Он попросил лейтенанта поставить его на дежурство к метеостанции - мол, на сову Анфису хочется посмотреть хоть одним глазочком, и тот выполнил просьбу, сжалился над недавним болезным.
    Беркут захватил у метеорологов корма для совы, а, отойдя от станции, позвал Тэкса. Тень прилетела и сразу приникла к руке.
    - Прости, что оставил тебя тут, - попросил Беркут, - Ты не думай, я про тебя не забывал.
    По помощнику не было заметно, что он вообще думал.
    А вот Анфиса явно что-то себе думала. Например, что человек, который принёс для неё еду, имеет право недолго полюбоваться на неё издалека и даже, если повезёт, углядеть несколько дымчатого цвета комочков в её гнезде - недавно вылупившихся птенцов.
    Тэкс просигнализировал восторженно замершему солдату о приближении животного - сюда летел заботливый папа этих птенцов, и гостю следовало поторопиться, покинуть их дом.
     Всё время дежурства Беркут наслаждался свежим воздухом и пейзажем. Тёмно-коричневая земля за эти дни почти полностью очистилась от снега, была ещё влажной, но плотной из-за покрывавшего её многолетнего мха и лишайника. Морская вода в почти безветренную погоду отражала небо во всех его изменениях, а величественные льдины причудливой формы придавали всему фантасмагорический вид.

Тогда впервые Беркут отчётливо подумал, что этот суровый край можно совершенно искренне любить. Даже он сам, пожалуй, будет скучать по нему после окончания службы и успешного - никак иначе - завершения своей миссии.
    Кстати, о миссии. Прилетел Тэкс и старательно выводил в воздухе большой треугольник. Беркут даже подосадовал - сейчас опять припрётся какая-то смрадная тварь и испортит ему такой замечательный день! Но сколько он ни оглядывал окрестности, никого не увидел.
    - Тэкс, покажи, где нечисть?
    Сгусток подпрыгнул на полметра и замер. Да что за ерунда? Машинально Беркут поднял глаза вверх и тут же побежал в сторону, втянув голову в плечи - прямо над ним, на высоте нескольких метров, висел огромный шар примерно трёх метров в диаметре. Не просто шар - глаз. Карий. Этот глаз медленно повернулся вокруг своей оси зрачком в ту сторону, куда отбежал Беркут, и уставился на него.
    В чёрном зрачке глаза парень видел своё отражение - маленькое, с искажёнными пропорциями.
    - Вот скажи, нечисть, как такого, как ты, могла породить людская фантазия? И накой? - спросил Беркут, когда испуг стал уходить и он убедился, что монстр не нападает.
    Глаз молчал.
    - Э, нет. Отсутствием рта не оправдаешься. Знаю я вашу породу, отвечать вы всегда можете, так или иначе. Я, ведьмак, приказываю тебе - назовись!
    - Иститок, - раздался грохот прямо в голове Беркута.
    - Не ори так громко! - поморщился он, - Отвечай мне, для чего ты тут летаешь и смотришь?
    - Летаю и смотрю за тем, чтобы люди не нарушали табу, - ещё громко, но уже терпимо транслировал мысль Иститок.
    - Какое табу?
    - Разные табу.
    - И какое последнее табу ты увидел нарушенным?
    - Люди загрязняют тундру. Очень много мусора. Тундра не справляется.
    - Ну вот увидел ты, что табу нарушено, и что дальше делаешь?
    - Сообщаю об этом духам предков.
    - Тээкс... - задумчиво потёр подбородок Беркут, - Да я не тебе, тень, ты лети, охраняй округу дальше. Скажи, как тебя... Иститок, а потом что происходит, когда ты донесёшь об увиденном? Впрочем, дай отгадаю - духи предков присылают ийратов. Оборотней.
    - Ты отгадал, ведьмак. Ийраты - это предупреждение людям.
    - Только предупреждение?
    - Да.
    Беркут воодушевился. Наконец-то начала вырисовываться общая картина, некая закономерность и логика происходящего здесь, что было обнадёживающим для успешного выполнения его миссии.
    - А если люди не прислушаются и не перестанут нарушать табу? - спросил он.
    - Будет очень плохо всем. Природа сама уберёт живущих на этой земле.
    - Если я тебе прикажу развоплотиться, то духам предков никто не доложит о нарушении, и они не будут больше присылать ийратов людям, которые просто не понимают, что это предупреждение, потому что сами они пришлые из других мест, - утвердительно сказал Беркут.
    - Я тебя не услышу, ведьмак. Слишком далеко буду лететь, - ответил глаз и молниеносно поднялся высоко вверх, а потом и вовсе скрылся из виду.
    - Вот сволочь шустрая, - прокомментировал Беркут, задрав лицо к небу, - удрал.
    Особой досады, впрочем, он не испытывал. Добраться следовало до этих самых духов предков, а не злить их лишний раз уничтожением помощника. К тому же насчёт пресловутых предков Беркут уже имел кое-какие соображения. Если это - сиртя, то их развоплощать он точно не будет, даже если сможет, что далеко не факт. Ведь с ними можно просто разговаривать и, наверняка, они всё поймут.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться