Фуга. Чёрный солдат

*

    Есть три вещи, на которые можно смотреть бесконечно, согласно шутливой пословице - как горит огонь, как течёт вода в реке и как другие работают. Беркуту очень хотелось продолжить смотреть на юного археолога, добывающего то, что лежит в этой земле уже неизвестно сколько тысяч лет. Но по инструкции он обязан был пресечь его вдохновенный труд и доложить офицеру о нарушении режима военной территории, распространяющегося на архипелаг.
    - Кто такие? - нарочито суровым тоном спросил он.
    Парень испуганно дёрнулся и опустил копьё, а старик досадливо сморщился.
    - Я - Лонгин. А это - Юст, мой внук. Приехали мы. Кости мамонта добывать, - ответил он.
    - Зачем?
    - На продажу. С этого ещё отец мой жил, и брат жил, и я живу, и сын жил да помер, и внук теперь живёт. И ещё на много поколений нашей семьи хватит. Бивни, они же не портятся - лежат в мерзлоте и лежат, никому не нужные А мамонтов тут много жило.
    - А что, много таких промысловиков, за мамонтовой костью?
    - Я больше никого не знаю, - ответил дед и снова затянулся табаком из трубки.
    - Вам известно, что здесь нельзя находиться без разрешения?
    - Известно, - ответил старик, а потом вдруг поднял и запустил в Беркута чем-то тёмным.
    Машинально Беркут отскочил в сторону, и обломок бивня упал неподалёку.
    - Не понял... Это что, нападение или взятка? - спросил он старика.
    - У нас больше ничего нет, - флегматично пожал плечами дед, - Деньги - только на обратную дорогу, да немного еды. Хочешь - спустись, обыщи.
    Ну вот что было делать? Доложить, как положено? Ну задержат этих двоих, допросят, бивни отберут, да и отпустят. Наверное. Явно же не шпионы, раз скрытно ведут тут свой промысел в известных им местах. Многими поколениями своей семьи. Так что Беркут решил - пусть их. В конце концов, он сам тут металл собирает, тоже на своеобразном промысле находится. Чьём-то.
    - Ладно, бывайте... коллеги, - усмехнулся Беркут и отправился обратно.
    - Солдат, если тебе бивень не нужен, кинь его обратно, - крикнул старик.
    Ах, да, взятка. Беркут поднял кусок бивня и повертел его в руках, невольно подумал о структуре этого материала и каково будет вырезать из него что-нибудь интересное. Но сначала - придумать, что именно это будет. Творческий "зуд" быстренько дал о себе знать.
    - Нужен! - отказал он и помахал на прощанье бивнем, - Спасибо!

    Все последующие дни после ужина, когда кухне ножи больше не требовались, Беркут вырезал из кости. Бивень имел пластичную однородную структуру, легко и приятно резался. Когда Беркут только думал о том, что он хочет вырезать, его мысль невольно возвращалась к старику, сидящему в лодке. И Беркут решил вырезать его. Только лодку изобразить не резиновую с мотором, а старую, деревянную, напоминающую каяк. Ну вот так он представил одного из предков Лонгина. Да, пусть это будет дед встреченного старика, и пусть его тоже зовут Лонгин. Только когда Беркут мысленно представил себе то, что в итоге у него получится, во всех деталях, он решительно отрезал бивень на нужную длину.
    Товарищи видели и бивень, и постепенно вырисовывающуюся статуэтку, и прониклись новым почтением к Беркуту.
    - Слушай, Тимур, - сказал ему однажды Женька, - а ты не мог бы вырезать мне рэккена? Того, которого ты из кочки вытащил, когда я рядом был. Ты же знаешь, у нас контракт скоро заканчивается, мы домой поедем. Так хочется на память что-то себе оставить...
    Да, Беркут знал, что уже скоро большинство солдат его взвода уедет домой, и предстояло навсегда расставаться с ними. Ему, конечно, были не впервой такие расставания, но всё же за время этой своей миссии он успел основательно привязаться к людям, которые были рядом. Поэтому он не отказал в просьбе Женьке, и крохотный двуротый карлик со злобной рожей вскоре появился из-под его ножа.
    - Только не вздумай мысленно наделять эту статуэтку мистическими свойствами, - предупредил он, вручая подарок, - Это кусок кости, смешная поделка на память о твоей службе и обо мне - и только. В самом крайнем случае, если никак без суеверий,  считай, что эта штучка будет хранить твой дом от болезней. Будет их отпугивать. Иногда наши суеверия притягивают, воплощают то, о чём мы думаем и что воображаем, запомни это.
    
    На обратном пути в военную часть вездеход остановился для короткого отдыха и оправки пассажиров неподалёку от каменистой речушки. Один из солдат, обладающий, видимо, особо тонким слухом, сказал, что он слышит какой-то жалобный писк. Водитель вездехода вместе с солдатами спустились по течению посмотреть, кто там пищит, и кого вскоре услышали все.
    Из земляной ямки под большим камнем высовывалась пара любопытных мордочек с острыми треугольными ушками, а обладатель третьей в быстро текущей ледяной воде цеплялся за камень, торчащий из воды. Маленький щенок песца устало сопротивлялся течению, скрёб лапами по гладкому камню, но никак не мог выбраться на его спасительную поверхность, и поэтому жалобно скулил, предчувствуя гибель.
    - Где же ваша мамка? - спросил водитель, - Ушла еду искать? Уж она б тебя вытащила за шкирку.
     Но Беркут видел, что у щенка есть и другой защитник. В воде лежало отвратительное существо зелёного цвета с вытянутой зубастой мордой и маленькими глазками, расположенными по бокам головы. У этого существа было четыре длинных щупальца, оканчивающихся чем-то вроде пальцев, из-за чего его конечности напоминали руки. И двумя этими "руками" существо образовало кольцо вокруг щенка, препятствующее быстрому течению воды, которое могло оторвать малыша от камня и унести вниз.

    Ведьмак не успел. Водитель шумно вступил в воду и в несколько быстрых прыжков приблизился к щенку. И к охраняющему его монстру.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться