Фуга. Чёрный солдат

*

    Два зелёных щупальца обхватили человека за ноги и с силой дёрнули. Мужчина упал в воду, ударившись затылком и телом о камни, усеивающие дно мелкой речки. После падения он не шевелился, а его лицо покрыла текущая вода. Увидевшие это солдаты дружно сделали движение к упавшему.
    - Стоять! Никому не двигаться! - заорал Беркут.
    До солдат, уже знавших, в каких случаях Кудинов активно вмешивается в происходящее, дошло сразу. Они послушались.
    Беркут вошёл в воду, мгновенно почувствовав, как ледяная вода просочилась в берцы.
    - Отпусти человека, нечисть!
    Монстр злобно посверлил ведьмака круглыми синими глазёнками и нехотя убрал пару щупалец, которыми до сих пор держал ноги водителя.
    - Оставайся на месте! - отдал ему Беркут новый приказ, приподнял голову и плечи упавшего, который слабо зашевелился и закашлялся, и немного оттащил его от зелёной твари.
    - Парни, двое, помогите вытащить, - Беркут повернул голову в сторону солдат, но не отпускал взглядом монстра.
    Щенок, поняв, что рядом с ним появился кто-то большой и сильный, заскулил особенно громко и отчаянно. Когда водителя вытащили на берег и солдаты стали оказывать ему помощь, Беркут взял щенка за шкирку и мягко откинул его к родной норе.
    - Какой добрый ведьмак, - в голосе высунувшегося из воды монстра послышалась насмешка.
    - Назовись, нечисть, - начал ритуал Беркут, которого трясло одновременно от холода и от гнева.
    Он встал на тот самый камень, на который пытался забраться маленький песец.
    - Невежественный ведьмак! Меня знают все народы, живущие по берегам холодных рек и морей. Моё имя - А-Ми-Кук! Мои щупальца - последнее, что видят в жизни многие, кто ловит рыбу не в то время, когда её можно ловить. До того, как она становится взрослой и больше не охраняется мной. Я - защита для детёнышей всех существ. Я убиваю тех, кто убивает детёнышей.
    - Хочешь сказать, что от тебя только польза, А-Ми-Кук? Зачем же ты напал на человека только что, на моих глазах?
    - Взрослый человек хотел схватить детёныша зверя, которого я охранял. Я бы не дал детёнышу погибнуть.
    - Спасаешь детёнышей и убиваешь взрослых? Вряд ли это справедливо с точки зрения людей.
    - Я немало спас и людских детёнышей. Но убийцам от меня не скрыться нигде - ни в воде, ни на льду, ни на земле! Я могу подобраться к ним и под землёй.
    - Твои представления о справедливости устарели, А-Ми-Кук. Сейчас люди не считают, что тот, кто ловит рыбу в неположенное время или убивает не подросших животных, заслуживает смерти. Да, такие люди заслуживают наказания. Но не смертельного. Человеческая жизнь - вот что у нас считается самым ценным. А ты сегодня чуть не убил человека, который хотел лишь спасти щенка, так, как сделал это я.
    - Взрослые должны сами бороться за свою жизнь. И они должны быть готовы к смерти.
    - А ты сам готов к смерти? - мрачно спросил Беркут.
    - Готов! Все должны умирать, рано или поздно. На каждого есть сила, которая одолеет его и оборвёт жизнь. Похоже, сегодня я встретил такую силу, которая одолеет меня. Но если я снова понадоблюсь, люди призовут меня, и ты им не помешаешь, ведьмак - зло ощерился монстр, - Я вернусь ещё сильнее, чем сейчас, и тогда мы с тобой померяемся силами!
    - Утешься этой мыслью, А-Ми-Кук. Силой своей и даром своим, приказываю - развоплотись, нечисть, исчезни и не появляйся больше!
    Монстр исчезал как-то постепенно - текущая вода, словно противясь решению ведьмака, нехотя делала существо всё прозрачнее, пока на его месте не стало ясно видно дно.

    Водитель вездехода лежал на койке с перевязанной головой и спал.
    - Как он? - тихо спросил Беркут, расшнуровывая и снимая берцы.
    - Вроде только голову ушиб и кожу рассёк, - так же тихо ответил сидящий рядом солдат, - Говорил, его в воде за ноги что-то дёрнуло, будто он в силки попался. А ты как?
    - Всё нормально.
    - Знаешь, парни говорят, что как-то страшно тут стало. Мы шли охранять землю от нападений других людей - а на то, что на нас будет нападать ещё и всякая невидимая хрень, не подписывались. Тебя-то эта хрень слушается... А я контракт продлил ещё на год. Может, зря?
    - Да нет, нечисть тут старая, которая тысячи лет была, и её немного осталось. Сам смотри - мы десять дней были на сборе мусора, и я никого не видел. Так что не волнуйтесь. Да и мне ещё полгода тут служить. - за это время последних выведу.
    
    Выспавшийся водитель, который оставался единственным старшим по званию после того, как вездеходы разделились, был хмур и всем своим видом выражал явное нежелание разговаривать с солдатами. В том числе с Беркутом. Словно солдат Кудинов казался ему причастным к тому, что случилось с ним в речке. Или, может, водитель-прапорщик мысленно ругал себя за глупость - сунулся, мол, в речку со скользкими камнями, щенка спасать. А о том, что на его попечении ещё несколько "щенков" в камуфляжной форме, не подумал. Но Беркута эта мрачность водителя совершенно не трогала, главное - тот нормально мог вести вездеход к их военной части.
    Что уж прапорщик докладывал полковнику после возвращения, Беркут не знал. Но, судя по отсутствию реакции офицерства, включая капитана Воробьёву, лейтенанта Брагина и доктора, ничего "мистического" и о роли Кудинова в инциденте в том докладе не было. Вот и ладушки.
    Взвод, меж тем, ожидали перемены - больше половины солдат готовились к возвращению домой в связи с окончанием срока контракта армейской службы.
    - Пришлют вам вместо нас молодых, да коронавирусных, - шутили они.
    - Это вам пора противогазы примерять, пока маски на свои рожи не купили, - в тон им отвечали остающиеся.
    - Противогаз не входит в экипировку дембеля, - подключался лейтенант Брагин, - так что покупайте бинты и мастерите маски сами. Я, кстати, серьёзно.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться