Фуга. Чёрный солдат

*

    Почти невидимый в монохромном зрении комочек тени выписывал фигуры, которые Беркут не мог расшифровать. Но это позволяло ему задавать новые вопросы и как-то реагировать на эти движения, комментировать их. То есть утолять голод общения.
    Однажды он сказал:
    - Если есть что-то, чего ты желаешь сам, но не можешь сделать без моего разрешения - то я тебе это разрешаю. Если это меня не убьёт, конечно.
    Сгусток описал в воздухе треугольник, заключённый в какую-то сложную фигуру... и улетел.
    Беркут выждал, по его ощущениям, не меньше часа.
    - Тэкс! - нетерпение его всё-таки прорвало тишину камеры, - Тэкс, ты что - бросил меня?
    Неужели он фатально сглупил и не ограничил действия Тэкса тем, что он не должен бросать его, Беркута? Не в силах видеть кромешную темноту открытыми глазами, он закрыл их. Лучше так. Легче вынести очередной удар, пережить потерю.
    - Всё, всё, можешь смотреть, - раздался рядом весёлый девичий голос.
    - Что? - подскочил Беркут, - Кто здесь?
    - Я здесь.
    Посреди камеры стояла девчонка лет шестнадцати. Худенькая, с очень светлыми волосами, одетая в платье с широким подолом, едва прикрывающим колени. На левой руке у девчонки была надета знакомая тёмная перчатка.
    - Тэкс? - неуверенно позвал Беркут.
    - Нет, меня зовут Мира, - хихикнула девчонка, - а твой помощник ещё немножко побудет у меня. Он мне понравился.
    - Ты кто? Назовись...
    - Нечисть, хотел сказать? Что ж не сказал?
    - Не уверен, что ты - нечисть. И не уверен, что ты послушаешься приказа.
    - Молодец, правильно сомневаешься, - кивнула девушка, - Не послушаюсь.
    - Зачем ты здесь?
    - Ты же сам просил помощника как-нибудь развиться и хотел обрести друга.
    - А ты что - фея, которая исполняет любые желания?
    - А ты против? - спросила девчонка и фыркнула от смеха.
    - Что тебя так смешит?
    - Ты. Ведьмак, который ничего не понимает и ничего не умеет.
    - Отдай мне тень.
    - Попроси нормально.
    - Девочка... Мира, отдай мне моего помощника, пожалуйста.
    - Ну раз ты не хочешь, чтобы он развился...
    - Погоди. Ты действительно знаешь, как развить моего Тэкса?
    - Знаю. Тебе нужно наделить его личностью. Ну или духом.
    - Я же не бог, который может наделять душой живых существ, - криво улыбнулся Беркут.
    - Конечно нет. Но ты уверен, что Тэкс - живое существо в том смысле, которое придают этим словам люди? А нечисть, которую призвали и сформировали люди и которую ты теперь так рьяно развоплощаешь - это живые существа? А я - живое существо?
    - У меня нет ответа, - помолчав, ответил Беркут.
    - Ну вот, а папа надеялся, что ты что-то понял.
    - Ещё и папа есть? Хочешь нас познакомить?
    - Ты с ним уже виделся. И разговаривал про устройство всего сущего.
    - Сиртя?! Думал, что тогда я просто бредил из-за высокой температуры.
    - Сейчас ты не болен, а я - тут. Какой-то настырный у тебя бред, - опять захихикала девчонка.
    - Ладно, пока я вдруг не перестал бредить, может, ты всё-таки научишь меня, как наделить Тэкса личностью?
    - Хорошо. Слушай.
    Девушка стряхнула тень с руки и Тэкс повис между ней и Беркутом слегка "дымящимся" шариком.
    - Для начала - реши, каким ты хочешь, чтобы он был. По характеру, по свойствам личности.
    - Трудная задача - вот так, сходу...
    - Тебе она по плечу, несомненно, - насмешливо ответила Мира.

    Когда в камере зажёгся свет, Мира никуда не исчезла. Теперь Беркут увидел, что платье на ней насыщенно голубого цвета, и глаза у девушки тоже голубые. Она сидела на скамье и с любопытством расспрашивала Беркута обо всём, что придёт ей в голову. Ведьмак чувствовал себя очень уставшим. Из-за этой болтовни он не мог толком проверить, получилось ли у него сделать Тэксу "апгрэйд", как Беркут назвал для себя эту операцию. Мира не сомневалась, что всё получилось, а склонность к обстоятельному обучению, присущая её отцу, у неё почти отсутствовала. Поэтому девушка занималась тем, чем хотела заниматься сама - узнавать что-то новое и насмешничать.
    - Мира, тебе не пора домой? - спросил, наконец, Беркут.
    - Прогоняешь меня? - обиженно спросила девушка.
    - Просто мне пора вставать и приступать к заведённому здесь распорядку. Скоро заглянет надзиратель, и...
    - Он уже здесь, - тихим голосом ответил Тэкс и привычно очертил в воздухе единицу.
    - Приходи в другой раз, - шепнул Беркут.
    Девушка обрадованно кивнула и исчезла.

    После окончания рабочего совещания капитан Воробьёва попросила разрешения остаться в кабинете командира части, чтобы, по её словам, обсудить "кое-что".
    - Собираетесь говорить о Кудинове? - усмехнулся Бородько.
    - Да. Товарищ полковник, изоляция может сказаться на его психике самым пагубным образом. Уже есть доклады о том, что он часто разговаривает вслух и шёпотом, особенно ночью. Даже метеорологи заметили, что с парнем что-то не так - он выглядит нездоровым.
    - Естественно, если ночи он посвящает разговорам сам с собой, то днём будет спать на ходу.
    - Это - неестественно, - сказала капитан немного более резко, чем полагалось.
    Поэтому следом она попыталась смягчить:
    - Я ведь отвечаю за психологический климат в части, поэтому по служебным обязанностям обращаю внимание не только на состояние самого Кудинова, но и на всякие разговоры. Солдаты из его взвода стали относиться к офицерам чуть ли не враждебно. Я такого здесь даже не помню, чтобы так трудно было заставлять их идти на контакт во время беседы. Они называют то, что происходит с их товарищем - "беспредел". А ведь это - контрактники, и наша часть держится только на них, к нам не направляют призывников.
    - Значит, Кудинов всё-таки распространил тут протестные бациллы. И это - лично ваш недогляд, капитан. Я поручал вам плотный контроль за Кудиновым, чтобы предотвратить любые связанные с ним проблемы!



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться