Фуга. Чёрный солдат

*

    Ударом заранее сжатого кулака больной человек распахнул дверь своей квартиры и быстро зашагал по коридору. На свою беду в это же время в коридор вышла и капитан Воробьёва. Ещё кто-то шёл в отдалении, но полковник увидел только женщину.
    - А, шалава! - обрадованно оскалился он, - Сейчас я тебе с твоим выпендрёжником покажу, как порчу на меня насылать!
    Замершая в испуге Марина не догадалась убежать и не успела увернуться. Полковник схватил её за тщательно завитые и причёсанные волосы и ударил головой о стену. После этого он пошёл дальше, постукивая кулаком по стене, явно не замечая, что костяшки пальцев от этих ударов уже разбиты в кровь.
    Марине показалось, что коридор погрузился в темноту.
    - Что случилось? - подбежал к ней один из сослуживцев, - Командир что, ударил тебя? Поверить не могу...
    - Кто выключил свет? - жалобно спросила женщина.
    Она медленно поднялась с пола, на который упала после удара.
    - У тебя кровь на лбу, - поражённо сообщил офицер.
    Марина, наконец, пришла в себя.
    - Командир... сошёл с ума. Он сейчас убьёт его.
    - Кого?
    - Арестованного солдата, Кудинова. Срочно беги туда за ним, не дай ему это сделать. А я к доктору. Да скорее ты!
    Марина повернулась и что было сил побежала в медицинский кабинет, не обращая внимания на подворачивающиеся иногда ноги, обутые в туфли с высокими каблуками.

    Сергей Валентинович только что пришёл на рабочее место и успел порадоваться, что в больничке - тишина, все солдаты и офицеры здоровы. Радовался он недолго.
    Дверь распахнулась и в помещение ворвалась тяжело дышащая капитан Воробьёва со встрёпанными волосами и набухающей кровью ссадиной на лбу.
    - Сергей, срочно! Бородько сошёл с ума, он пошёл к Беркуту, он хочет его убить!
    - Так, ну-ка садись сюда, - доктор взял женщину за руку и силой усадил на стул, - Сейчас я твой лоб обработаю и ты мне спокойно всё расскажешь.
    - Да ничего с моим лбом не случится! Ты должен что-то сделать с полковником, остановить его!.. Ай!
    Марина вскрикнула, когда пропитанный перекисью водорода тампон коснулся её повреждённой кожи.
    - Теперь говори, к какому Беркуту пошёл командир и что случилось?
    - К Тимуру! Полковник совершенно обезумел, ударил меня головой о стену просто так, когда я шла мимо него, а перед этим заявил, что Кудинов наслал на него порчу. Он шёл туда, на гауптвахту. Сергей, миленький, он сейчас убьёт Тимура, он ничего не соображает, ты должен что-то сделать!
    Доктор выругался, несмотря на присутствие дамы. Применение силы к командиру части могло быть чревато неприятными последствиями. Но и бездействовать было нельзя. Поэтому он всё-таки схватил специальный врачебный чемодан оранжевого цвета и добавил в него то, что, на его взгляд, могло понадобиться.
    После этого они вдвоём поспешили к месту событий.

    С тех пор, как Тэкс обрёл разумную личность, он стал реже льнуть к руке Беркута, изображая перчатку. Но всё-таки делал так. Во всяком случае, просыпаясь утром, ведьмак обычно заставал его на своей левой ладони. Ему было неловко расспрашивать помощника, почему Тэкс так делает - привычка ли это, отдых ли, а может, таким образом тень подпитывается. Такой вопрос казался ему бестактным, сродни тому, как если б к человеку в гости пришёл друг, а хозяин спросил бы: "Чего припёрся, своим делом не занимаешься?"
    Но сейчас Тэкс где-то летал вне видимости Беркута, ограниченной стенами тесной камеры, а сам ведьмак мыл в этой самой камере полы под присмотром дежурного солдата-надзирателя - первая обязательная процедура в арестантских сутках.
    - Сюда идёт командир, - спокойно оповестил появившийся Тэкс, - в состоянии сильного волнения.
    Беркут отложил тряпку и распрямился. Потом подошёл к раковине, сполоснул руки и одёрнул на себе форму.
    - Ты что, Кудинов? Бросил на полдороге...
    Солдат не успел договорить вопрос вместе со своим нелестным мнением о поведении арестованного.
    - Рядовой, открой камеру и выйди за дверь коридора, - скомандовал ему вошедший Бородько, глядя на надзирателя мутным взглядом, - И никого не пускай сюда!
    Тот подчинился.
    - Ну а теперь мы с тобой поговорим по душам, - злобно осклабился полковник, глядя на Беркута, - Да ты садись, садись на скамейку, в ногах правды нет. И я с тобой рядом присяду. Нам ведь есть о чём поговорить, правда?
    Настороженный странным поведением командира Беркут не спешил выполнить это пожелание.
    - Что-то случилось, товарищ полковник?
    - Садись, сказано! - крикнул Бородько, а потом придвинулся к севшему в максимально возможном отдалении солдату, - Это ты мне скажи, случилось ли, и как это случилось?
    Полковник попытался обнять Беркута за плечи, но тот вывернулся и встал.
    - По-моему, у вас жар, товарищ полковник. Вам нужно в больничку. И рука у вас в крови.
    - В больничку, говоришь? - повысил голос командир части, - А может, ты лучше прекратишь насылать на меня порчу?
    - Какую порчу? - удивился Беркут, - То есть, никак нет, товарищ полковник, я ничего на вас не насылал, да и хотел бы - не смог. Не умею. Лучше бы доктор определил, чем вы заболели.
    - Ах ты гадёныш! За дурака меня держишь? Убирай свою порчу, или я сейчас тебя самого уберу с этого света!
    Бородько вскочил, выкинул руку и смазанным ударом прошёлся по скуле Беркута. Смазанным - потому что тот успел немного увернуться. После этого Беркут в прыжке с упором обеих рук на поверхность стола перемахнул через этот стол, который теперь разделял его и невменяемого полковника.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться