Фуга. Чёрный солдат

*

    Если со смертью командира военной части в жизни рядовых, не считая Беркута, ничего не изменилось, то в офицерской среде происходили некоторые сдвиги. Сначала тело умершего забрали вместе с медицинскими документами в районный морг для  экспертизы, потом назначили похороны, на которые в посёлок ездило большинство офицеров, там же они получили в одном пакете приказы о кадровых назначениях. Подполковнику Мурзину присвоили звание полковника и оставили командовать частью, некоторым офицерам тоже повысили звания. Среди них была и капитан Воробьёва, которая теперь стала майором.
    Так и получилось, что случившаяся трагедия стала для офицеров скорее поводом для радости, нежели для скорби. Да и то сказать - не очень-то получалось искренне скорбеть по командиру, которого в части никто особо и не любил. Да плюс умер тот по глупейшей причине, успев продемонстрировать окружающим недостойное поведение, вызванное болезнью. Ну не объявлять же было войну всем песцам и прочим грызунам на архипелаге. Как-то не вызывали они того негодования, которые в своё время вызвали белые медведи после нападения на прапорщика Долгина.
    Но обмыть полученные звёзды для погон - дело святое. Офицеры организовали застолье; соблюдая приличия, коротко помянули Бородько, а потом с лёгкой душой стали праздновать, поздравляя друг друга и принимая поздравления. Получилось, почти как в анекдоте: хоронили тёщу - порвали два баяна.
    - Как ты? - спросила захмелевшая Марина у доктора, - Трудно тебе пришлось...
    - Да, кучу рапортов пришлось написать с объяснениями, почему у меня в части умер офицер, - кисло скривился Сергей Валентинович, глядя в опустевшую рюмку.
    - А я, признаться, успела подать прошение о переводе меня в Москву, ещё до смерти полковника. Не хотела больше служить под его командованием. Теперь выходит, что поторопилась.
    - Да, там, в столице, двигаться намного сложнее, и по срокам, и из-за конкуренции, - понимающе кивнул доктор.
    - Никто не ждал бешеного песца, - против воли хихикнула Марина, - Ну, может, мне ещё откажут.
    - О, женщины, имя вам - непостоянство. К примеру, просила ты меня однажды выяснить группу крови Кудинова, а потом и поинтересоваться результатом забыла.
    - А, и ты забудь, этот вопрос уже неактуален, я и так выяснила, что хотела. Он сам мне всё рассказал о себе.
    - Вот я и говорю - нагрузила меня секретной просьбой, потом передумала, а отменить просьбу забыла. Я там стараюсь, просьбу выполняю, а мой результат уже никого не интересует. Обидно ваше отношение, - доктор притворно утёр слезу.
    - Ну не расстраивайся, - Марина шутя похлопала доктора по плечу, - А результаты, если ты их всё-таки получил - точно забудь. Никому о них не говори.
    - Одного не пойму - что за секретность такая. Группа крови у него хоть и редкая, но не такая уж исключительная. И зачем тебе понадобился мой анализ, если эта группа указана в его медицинской карте.
    - Ты что, хочешь сказать, что его редкая группа крови совпала с той, что указана в карте? - тихо спросила Марина, глядя на товарища мгновенно протрезвевшим взглядом.
    - Конечно, совпала.
    - Не может быть, - побледнела Марина.
    - Да и с чего бы она изменилась с того времени, как у него взяли кровь на призывном пункте? - удивился доктор.
    - Стоп. А что, в карте указана та кровь, что берут на призывном пункте? Не раньше, при прохождении медкомиссии?
    - Так Кудинов же уклонялся от призыва, забыла? Ему медкомиссию уже в военкомате и провели экстренно. И кровь там взяли, непосредственно перед отправкой сюда.
    - Уф, Серёга, напугал ты меня. Разливай давай, - подставила рюмку Марина.
    Разлить-то "Серёга" разлил, и расспрашивать больше ничего не стал. Но для себя решил выяснить причину загадочного поведения Марины - отправить запрос о группе крови в поликлинику по постоянному месту жительства Тимура Кудинова. Просто из интереса.

    До последней декады августа часть жила спокойно, а там мужчины заволновались, захлопотали - пришла пора собираться на ежегодную сезонную охоту, пострелять птицу, которая уже подросла, набрала мяса, жирка и готовилась улетать. Ехать все, конечно, не могли - службу никто не отменял, но хотели поехать почти все. Лейтенант Брагин по этому поводу пребывал в печали - его опять не брали.
    Вслед за офицерами заволновался и Беркут. У него в последнее время родилось подозрение, что местная нечисть поумнела и на глаза ему старается не показываться, для этого обходя территорию военной части за семь вёрст. Чтобы подтвердить это подозрение или опровергнуть, требовалось выехать подальше. Напроситься бы в команду к охотникам, да так, чтоб не отказали.
    - Товарищ полковник, к вам на приём рядовой Кудинов просится, - доложил прапорщик.
    - Ну впусти, - удивился Мурзин, и затем посмотрел на вошедшего солдата, - Что у тебя случилось?
    - Товарищ полковник, - вытянулся Беркут, - у нас с покойным ныне полковником Бородько была одна договорённость. Он не указал моё имя в рапортах о спасении жизни прапорщика Долгина и в связи с обнаружением американской подлодки, за это мне было обещано, что я буду выезжать на разные мероприятия вместе с другими. Поэтому он меня тогда и на зимнюю охоту отправил, и на сбор мусора...
    - Да что ж такое?! - возмущённо взмахнул рукой полковник, - Три дня только и делаю, что ходоков принимаю с такой просьбой. И ты туда же! Количество техники ограничено, и состав охотничьей экспедиции уже утверждён, понятно? Или, по-твоему, я должен кого-то из офицеров из этого состава выкинуть, чтобы тебя, рядового, по блату взять?



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться