Фуга. Чёрный солдат

*

    Помимо самогоноварения и соответствующего распития, старшина оказался обладателем ещё одного хобби - зимней рыбалки. Есть такая особая порода людей, которых хлебом не корми, а дай героически помёрзнуть, сидя долгими часами на льду в неподвижности перед лункой с удочкой. Этому хобби Бецкий отдавался со всей страстью, и обзавёлся для него разным дорогостоящим снаряжением. Оставалось только гадать, как он получил все эти кресла с меняющейся высотой ножек и наклоном спинки, способные превратиться в специальную тележку, обвесом - вёдрами для прикормки, держателями удочек, монтажным столиком. Не говоря уж о снастях, кормушках и прочем.
    Он хорошо выучил местные виды рыбы, её повадки, и наверное мог рассказать чуть ли не по декадам, когда и в каком месте замёрзшей речки ловится та или иная рыба. Ничего в этом удовольствии не понимающие Беркут и Свят старались лишний раз не спрашивать старшину о рыбалке - иначе он мог "завестись" и говорить очень долго, а то и отворить перед ними дверцу личного холодильника, уставленного заготовленными с лета наживками. А вот Эхтибор слушал Бецкого охотно. И поскольку он, как болеющий, был всё ещё освобождён от работ по расчистке площадки, но уже способный передвигаться, то старшина стал брать его с собой на рыбалку.
    С тех пор в рацион питания отряда прочно вошла рыба, а в обязанности солдат - её чистка, разделка и готовка. Впрочем, Бецкий научил всех чистить рыбу быстро - для этого следовало предварительно облить каждую рыбину кипятком, и тогда чешуя с неё снималась очень легко.
    За этими будничными хлопотами Беркут почти забыл о нечисти, которой и тут, как и в прошлом месте службы, уже не наблюдалось. Зато она сама напомнила ведьмаку, что его миссия ещё не закончена.
      Начинался тот день хорошо - ветер был слабым, и Беркут со Святославом опытными дворницкими приёмами расчистили площадку сравнительно быстро. Сели на снегоходы, увезли собранный снег, да и решили проведать рыбаков.
    А рыбаки, в лунном свете напоминающие снежные кучи в окружении забора из длинных замёрзших рыбин, воткнутых хвостами в снег, приветственно помахали проезжающим. Эхтибор даже постучал двумя поднятыми вверх рыбинами друг о друга.
    - Летят пионеры - салют рыбакам! - крикнул Святослав, проезжая мимоходом дальше.
    Через некоторое время появился Тэкс и полетел рядом рядом с Беркутом.
    - Там, впереди - нечисть, - предупредил он, - Во плоти. Очень крупная и опасная на вид.
    - Свят, остановись! - сразу крикнул Беркут и для убедительности посигналил фонариком.
    Тот заглушил двигатель снегохода, чтобы дождаться объяснений товарища.
    - Не езди дальше. Возвращайся. Там впереди опасность.
    - Какая ещё опасность? - недоумевал тот.
    - Просто поверь.
    - Извини, не верю.
    Беркут вздохнул. До сих пор у него не было повода продемонстрировать сослуживцам свои особые способности, а на слово ему бы не поверили. Вот как сейчас.
    - Свят, я знаю, что там - какое-то агрессивное существо. У меня есть предчувствие, которое всегда оправдывается. Возвращайся домой.
    - А ты?
    - А я задержусь, посмотрю на него.
    - Да иди ты в баню, Беркут! Не буду я возвращаться. Поехали, вместе поищем.
    - Чёрт... Свят, мы ведь даже не вооружены! Слушай, съезди тогда, привези автоматы. А ещё, на всякий случай, канистру с топливом и зажигалку. Я тебя там подожду, неподалёку, - махнул рукой Беркут.
    - У меня ракетница есть. Пуганём твоё существо и удерём на снегоходах от его злобной медвежьей морды, - развеселился Святослав.
    Бесполезно - понял Беркут.
    - Тогда едем медленно и держись за мной, - хмуро отрезал он, показывая всем видом, что шутки кончились, - И ракетницу свою приготовь. Только стреляй не сразу, а по моей команде. Если она будет.
    Тэкс указывал путь и остановился, залетев в тупик между высокими нагромождениями камней. Беркут заглушил мотор и, не оборачиваясь, поднял одну руку, подавая сигнал Святославу остановиться. Тот послушался.
    - Где оно, Тэкс? - тихо спросил Беркут.
    - Внизу.
    Но этот ответ уже не понадобился. Раздался громкий рёв и снег перед солдатами словно взорвался. Из-под снега появилось существо, которое они сначала приняли за гигантского белого медведя - покрытое светлой шерстью, с оскаленной огромными зубами мордой, и маленькими глазками, блестящими в слабом свете фар снегоходов. То, что это не медведь, стало ясно, когда существо встало на ноги.


    Беркут прыжком покинул вездеход.
    - Назовись, нечисть, - крикнул он, рывком поднимая в себе силу.
    Но монстр только рыкнул и легко перемахнул через оба вездехода, тем самым заперев их в коридоре между камнями.
    - Я велел тебе назваться! - крикнул Беркут, повернувшись назад, - Кто ты такой?
    Однако то ли монстр обладал слишком сильной волей, то ли сосредоточенность ведьмака размывалась сейчас беспокойством за второго солдата, но подчинить существо Беркуту не удалось.
    - Это кто ты такой, ведьмак, что распоряжаешься здесь?! - злобно прорычало существо, - Тут моя земля, я рву таких, как вы, на части и составляю из них новых человеков! И из вас составлю!
    - Свят, стреляй ему в морду и сразу уезжай! - крикнул Беркут.
    Святослав, медленно, словно преодолевая оцепенение, поднял руку с ракетницей и выстрелил в монстра. Тот схватился за морду и огласил окрестности громким криком. А потом встал на четвереньки, так и не освободив выезд.
    - Свят, попробуй обогнуть его и уехать!
    Свят попробовал. В какое-то мгновение даже казалось, что ему это удастся. Но монстр рукой схватил седока за ногу и дёрнул на себя, а неуправляемый снегоход умчался вперёд. Тварь вцепилась в тело кричащего от боли и страха человека и оторвала ему ногу. Потом обернулась и этой ногой запустила во второго человека.
    На Беркута вдруг накатило ледяное спокойствие. Это был миг, когда возмущение от немыслимой расправы над человеком, совершённой прямо у него на глазах, понимание, что, возможно, его собственной жизни сейчас придёт конец, привело его к катарсису. Внезапному озарению, пониманию ранее недоступной сути стоявшей перед ним нечисти, скачкообразному возрастанию силы ведьмака. Это было не просто испытание на стоическое преодоление трудностей, это был итоговый экзамен на право жить.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться