Фуга. Чёрный солдат

*


    Ветер не позволял маленькому отряду избавиться от пленного ещё четыре дня. Всё это время старшина ходил столь же мрачным, как погода - раздражало присутствие в доме этого непонятного иностранца. Солдатам-то что, уйдут на свою расчистку и развлекаются там, а ему то кормить, то в туалет, то в помывочную выводить задержанного. Будто он надзиратель. И не выпить спокойно... Хорошо хоть, пленник ведёт себя смирно. Напасть и освободиться не пытается, ходит, как замороженный.
    Замороженность Вебера имела свои причины. Ещё в первую ночь Тэкс, оставленный приглядывать за ним, разбудил Беркута сообщением, что задержанный пытается выпутаться из верёвок. Беркут, конечно, не был рад своему неурочному пробуждению. Решил не щадить нервы нарушителя покоя, зная, как он сам выглядит в темноте - явился в кухню, подсвечивая окружающее пространство глазами.
    - Господин Вебер, что вам было непонятно в наших словах о том, что вы задержаны и будете переданы командованию?
    - А-а-а! - вскрикнул Вебер, - Кто есть ты?
    - Я - тот, кто лишит вас зрения, если вы будете пытаться освободиться или сбежать. Тэкс, надо закрывать ему глаза при подозрительных действиях. Задержанный! Вы мне верите?
    - Твой глаза светить как глаза демон! Ты есть демон?
    - Я, блин, Терминатор-два, - раздражённо ответил Беркут, - который вытащил из вашей кости пулю одним прикосновением. Хотите навсегда ослепнуть так, что никто не поймёт причину? Могу устроить, если будете доставлять нам беспокойство.
    - Я понять. Русские делать опыты на человек. Делать супермен. Я узнать. Меня никогда не отпустить, - пригорюнился Вебер.
    - А вы молчите о том, что узнали, - посоветовал Беркут и зевнул так широко, что хрустнула челюсть.
    В дальнейшем Тэксу довелось-таки несколько раз прилипать повязкой к глазам Вебера. Тот пытался жаловаться старшине, что "этот солдат, который терминатор-два" воздействует на него на расстоянии, хулигански зрения лишает. Бецкий только утвердился в мысли, что от хлопотного "психосоматического" иностранца надо избавляться как можно быстрее, пока он совсем с катушек не съехал.
    А Беркут заинтересовался версией исторических изысканий Вебера. Он понимал, что, возможно, эта история про северные базы третьего рейха рассказана только для вида, а на самом деле иностранца могло интересовать что-то другое... Но с настоящей причиной его нахождения тут пусть разбираются специалисты, а ему хотелось услышать, что за базы и чем они интересны. Он расспросил Вебера, и тот, пусть неохотно, ответил, что там могли сохраниться важные документальные или материальные реликвии.
    - А где они, те ледяные пещеры? - полюбопытствовал Беркут.
    - Предполагать нахождение тут, - ткнул Вебер отмеченное место на спутниковой карте архипелага.
    Наконец, вертолёт прилетел. Сразу несколько вооружённых солдат и офицеров забрали рапорты Бецкого, Святослава и Беркута, а также снегоход, все вещи и самого задержанного. От госпитализации в связи с ранением Свят отказался, продемонстрировав всем хорошо заживающую сквозную рану.
    Иностранец воодушевился и уже по пути к вертолёту начал жаловаться на проявленное беззаконие, но Беркут его окликнул:
    - Эй, Вебер!
    Когда тот оглянулся, Беркут двумя пальцами указал на свои глаза, а потом со значением указал на него - мол, я слежу за тобой. Вебер тут же сник - с этого терминатора, и правда, станется.

    Уже через неделю Бецкому стало известно, что Джерт Вебер, как и предполагал Святослав, был хорошо подготовленным шпионом, имеющим оборудование для неких замеров на земле, а его пропуск на архипелаг "оформлен незаконно".
    - Ишь как, даже не подделка, - плевался Бецкий, - а "оформлен незаконно". Получается, любой шпион может расхаживать где хочет, только деньги плати.
    В связи с задержанием нарушителя Бецкому, как начальству, и Святославу, как имеющему боевое ранение, полагались медали. А Кудинову командование решило медали не давать. Ограничиться устной благодарностью.
    - Не любят там тебя, - улыбнулся осчастливленный Святослав.
    - Не очень-то и хотелось, - честно сказал Беркут.
    Потом он поговорил со своим помощником.
    - Тэкс, ты ведь сможешь слетать далеко, к восточному побережью?
    - Смогу.
    - Надо поискать там эти ледяные пещеры, а главное, старые человеческие базы. Ну, вроде той подземной военной части, где мы с тобой раньше служили. И если ты их найдёшь, посмотри, какие там вещи сохранились или документы бумажные.
    Тэкс вернулся только через день. Проснувшись, Беркут обнаружил его приникшим к своей левой кисти. Давнее предположение о том, что Тэкс всё-таки подпитывается от ведьмака, укреплялось.
    - Я обнаружил одну базу, - доложил тень, - Необитаемую и полуразрушенную. В одну из стен вмурован металлический сейф, внутри которого сохранилась папка с фотографиями. Помимо папки, там лежат предметы из металла и стекла, назначение которых мне неизвестно. И сейф, и его содержимое имеют разные повреждения.
    О том, чтобы съездить туда в самоволку, нечего было и мечтать - далеко. А Бецкий, конечно, не отпустит. Просто рассказать старшине о находке, чтобы он доложил кому следует, Беркут не хотел - откровенно душила жаба. Ведь ему не только спасибо не скажут (эти их "спасибо" уже некуда складывать), а, глядишь, ещё и взыскание вкатят - мол, вызнал что-то у шпиона, а в рапорте не отразил. А главное - документы и вещи ему не покажут! И даже не расскажут, что там нашлось, вот что обидно. Эх, вот бы он не тут сейчас служил, а в своей прежней части - уговорил бы, может, Романыча съездить в научную экспедицию... А это мысль!
    - Товарищ старшина, а вот скажите, так разве справедливо, что мне одному награды не дали? - жалобно проканючил он. И брови эдак домиком поднял...
    - Кудинов, актёр из тебя ещё хуже, чем из Лены Зосимовой певица.
    - А кто такая Лена Зосимова? - широко улыбнулся Беркут.
    - Да была одна... Говори, чего надо?



Ермакова Светлана

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться