Гаджо с Меловых холмов

Font size: - +

Глава 1. Плохая ученица

Моя несостоявшаяся свекровь пришла ко мне только на исходе первого месяца после визита неизвестной красавицы, когда старшие заговорили о том, что пора сниматься с места. Зора отчаянно храбрилась и делала вид, что ни на минуту не сомневается в способностях своего сына – но все равно переживала.

 - Чирикло, конечно, найдет табор, даже если отстанет от него, но сколько ж времени на это уйдет? – Зора растерянно пожимала плечами и хмурилась. Ее броская, резковатая красота будто поблекла, словно до женщины наконец добрался ее настоящий возраст, на который она никогда не выглядела. – А у него свадьба на носу…

В сверхъестественной способности Чирикло обнаруживать лазейки и виртуозно ими пользоваться я тоже ни на минуту не сомневалась, иначе бы и советовать давешней госпоже ничего не стала. Уж если кто и мог пробраться в Самадж, то только он.

Но… Зора меня недолюбливала и не больно-то старалась это скрывать. Слишком много крови ей попортило внезапное увлечение старшего сына какой-то гаджо в шелковом непотребстве. Может быть, ваандарари и смирилась бы с моим существованием, если бы Чирикло своевременно потерял интерес и перестал меня замечать, когда понял, что ничего не добьется, - но упрямец по-прежнему относился ко мне тепло, хоть и по-дружески.

Этого мать, давно мечтавшая о внуках – обязательно черноглазых и смуглых, - простить не могла. Мне, разумеется, не сыну.

Что могло привести ее ко мне?

 - Вдруг не успеет? – вздохнула Зора и прикусила губу. – Ягори не стерпит…

Я кое-как справилась с неуместным желанием посоветовать обеспокоенной матери переговорить с невестой Чирикло напрямую и, в крайнем случае, договориться о переносе свадьбы. Ягори действительно не отличалась смирным нравом, но не настолько же, чтобы отвергнуть одного из самых завидных женихов из-за его затянувшейся подработки?

 - Хочешь, я к ней схожу? – предложила я.

 - Я уже ходила. – Зора покачала головой и снова прикусила губу. Нижняя уже налилась нездоровой краснотой.

 - Ками могут быть очень убедительными, - усмехнулась я, стараясь не подать виду, что тоже проникаюсь ее беспокойством.

Из Самаджа действительно трудно выбраться. Но это же Чирикло!

 - Это-то меня и пугает, - хмуро созналась Зора. – Что, если какая-нибудь ками уговорила его остаться в Самадже? Или навела чары? Чирикло уже должен был вернуться!

Я попыталась представить Чирикло в качестве ученика Самаджа и едва подавила невольный смешок. Разнузданный ваандарар плохо вязался со строгой дисциплиной и сложными церемониями. Хотя, держу пари, на уроках красноречия он сделал бы всех учителей одной левой! И хорошо еще, если в переносном смысле…

А потом я представила Чирикло в качестве ками и чуть не задохнулась.

Внешностью он пошел в мать; если к его яркой, по-мужски грубоватой красоте и смешливому характеру добавить великосветские манеры и шелковый капари – скажем, традиционный, светло-зеленый, -  пожалуй, я бы и сама ему заплатила, чтобы заполучить в компаньоны. Наставники Самаджа действительно не могли проглядеть такой самородок.

Теперь уже я нервно прикусила губу и обернулась к чучелу. Оно злодейски подмигнуло ненастоящими глазами, и я не к месту вспомнила, что подходящие бусинки нашел именно Чирикло. Его сильно удивило мое твердое решение во что бы то ни стало сохранить стылый лисий труп, но к этой прихоти – как и ко слишком многим другим – он отнесся серьезно.  

Зора тоже смотрела мне за спину. В тот момент она больше всего напоминала матерую черную кошку, настороженно вздыбившую шерсть на загривке.

 - Нет! – оборвала она мой первый порыв. – Мне не нужно твое предсказание! – и, внезапно смягчившись, села поудобнее и даже отпила травяной чай из маленькой расписной чашки. – Я уже заглядывала в его будущее. – Зора допила чай и поставила чашку на стол, громко звякнув ею о краешек доски.

 Я едва успела подставить руку, чтобы не дать ей упасть, - отличный повод, чтобы не смотреть ваандарари в глаза.

 - Мы не можем просто так уйти, - хрипло сказала Зора.

Я кивнула прежде, чем осознала, чем мне это грозит.

 

Поселок был слишком мал, чтобы мое прибытие обошлось без шепотков за спиной и обязательной стайки чумазых мальчишек – из суеверного страха пока держащихся чуть поодаль, но уже набирающихся храбрости, чтобы пристать с расспросами. Взрослые либо пропадали в полях и на пастбищах, либо сидели за каменными стенами поросших темно-зеленым мхом домов и делали вид, что общение с подобной мне – ниже их достоинства. Но любопытство с привычками знати сочеталось плохо, и мое приближение к ратуше сопровождалось дружным колыханием занавесок за закрытыми окнами.

Справедливости ради, чтобы увидеть ками, едущую верхом, как какая-нибудь пастушка, да еще на лошади с кожаными чулками на копытах, - многие столичные аристократы выскочили бы на балконы и немедля поинтересовались, в какое отделение Самаджа обращаться, чтобы заполучить диковинку в личное пользование на пару-другую недель.



Елена Ахметова

Edited: 07.07.2017

Add to Library


Complain