Гаджо с Меловых холмов

Размер шрифта: - +

Глава 16. Один в один

Что я прочно усвоила за последние годы, так это простую истину: чем дольше и тверже говоришь себе: «Нет!» - тем громче, безрассуднее и отчаяннее прозвучит твое «Да!», когда ты, наконец, сорвешься.

А сорвешься непременно.

Работало и с крупными покупками, и с диетами, и с желанием убежать.

И с лисой.

Поэтому одержимого я выпускала – недалеко и ненадолго – и сама рисовала тории на мышах и крысах, которых неизменно притаскивало чучело. Но для него это было лишь еще одно «нет», и всякий раз, когда нужно было погадать, оно отрывалось по полной.

Я не сомневалась, что неугомонный лорд асессор и его бесконечно любопытная супруга загорятся желанием посмотреть, как лисица выглядывает за тории, и мысленно приготовила с десяток доводов, почему им следует забыть эту дурную идею, и даже припомнила, куда можно прогуляться во Флат-Плейсе, чтобы не заскучать, - и в очередной раз ошиблась.

Уговоры не пригодились. Я даже поздороваться и то не успела, - не то что предупредить их о своих планах.

 - Мы возвращаемся в Нальму, - сходу заявил лорд асессор, звучно шарахнув дверью столовой. Сила удара была такой, что створка отскочила от стены, но он не глядя подставил под нее предплечье, отправив обратно, и она с жалобным скрипом вернулась и еще долго покачивалась на петлях. Взъерошенный Рино стоял на пороге, явно не собираясь тратить время на церемонии, и на дверь внимания не обращал.

За спиной носорога маячила Сестра, и на ней лица не было.

Константу хватило одного взгляда, чтобы разом посереть и вскочить на ноги.

 - Что случилось?

Рино ответил переливчатой тирадой на родном языке. Я улавливала только отдельные слова и предлоги, но смысл поняла быстро.

Лорд асессор изволили ругаться на подчиненных. Многоэтажно, виртуозно и художественно, и в этой его многословности мне почудилась настоящая паника.

 - Что случилось? – повторил Констант, невольно выдавая, что подобным образом лорд асессор с подчиненными общался регулярно, но столь истеричные интонации для него в новинку.

Рино запнулся на середине фразы и несколько секунд не дышал. А потом со свистом втянул в себя воздух и неожиданно ровным голосом ответил:

 - Принцессу Кейли нашли мертвой в ее покоях.

Кажется, я позорно охнула.

А Констант мгновенно превратился в образцового ирейца, будто сошедшего со страниц учебника по этикету, - восково-невыразительное лицо, идеальная осанка, слегка напряженная поза. Только сюртука и не хватало.

 - Ты остаешься, - продолжил лорд асессор. – Есть подозрение, что дело об артефакте связано с происшествием. Справишься?

Секретарь бросил короткий взгляд на меня. Вряд ли зрелище бледной ками без капли традиционного макияжа было хоть сколько-нибудь воодушевляющим, но он почему-то решительно кивнул.

 - Отлично, - кивнул асессор и от души шарахнул об пол маячок, немедленно разлетевшийся на сотни осколков. – Я на связи. Пойдем скорее!

Последняя реплика адресовалась Сестре, которая коротко кивнула и решительно пошла в портал следом за мужем.

Мы с Константом остались вдвоем в пустой столовой. Секретарь королевского асессора выдохнул и звучно рухнул на стул, уставившись перед собой. Я нервно сглотнула.

 - Господин Эмбер, возможно, сейчас это не самая уместная просьба, но я считаю ее крайне важной для следствия. Вы очень обяжете меня, если спросите у лорда асессора, не было ли на теле принцессы знака тории.

Констант молча выставил передо мной напряженную ладонь. Я покорно опустила глаза.

Овсянка в тарелке теперь выглядела крайне неаппетитно, невзирая на сироп.

 - Я спрошу вечером, леди Хикари, - заговорил секретарь через пару минут. – Сейчас нельзя отвлекать ни лорда асессора, ни Сестру. Они наверняка собирались идти напрямую к третьему принцу, пока Его Высочество не сделал что-нибудь… опрометчивое. Он очень привязан к жене. Был.

 - Тогда лучше завтра, - вырвалось у меня прежде, чем включились мозги.

Констант с недоумением повернул голову, и пришлось пояснить:

 - Мой… мой отец сопровождал Его Высочество несколько дней, когда он готовился к разводу со своей первой женой, - с трудом выдерживая собственный ровный тон, сказала я. – Говорил, что принц каждый вечер напивался так, что наутро приходилось вызывать целителей. Вряд ли Его Высочество изменил своим привычкам.

Лицо секретаря напоминало восковую маску.

Он тоже помнил, что моего отца арестовали прямо перед разводом августейшей четы, но был слишком хорошо воспитан, чтобы акцентировать на этом внимание, раз уж я не стала.

 - Поверьте, леди Хикари, рядом с Сестрой все изменяют привычкам, - сказал он вместо этого. – Особенно вредным.

Я сконфуженно кивнула, не став спорить, хотя до прихода Сестры у принца уж точно было время, чтобы сохранить верность.



Елена Ахметова

Отредактировано: 07.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться