Гаджо с Меловых холмов

Размер шрифта: - +

Глава 23. Откровения

С тех пор, как я в спешке покинула Виранию, прошло больше пяти лет. Прошлое о себе не напоминало. На родине оставался старший брат; я звала его с собой, но он решил, что должен попытаться отстоять если не жизнь, то хотя бы честь отца.

Я знала только, что у него не вышло.

Тогда он перебрался в родовое поместье, подальше от столицы, и сидел тише воды ниже травы. Писал мне, что хотел бы забрать, - но я к тому моменту завершила первый месяц обучения в Самадже и слишком хорошо понимала, какая слава ждет меня дома; да и Гринту лишнее внимание было совершенно ни к чему. Хорошо еще, что сам цел остался…

Ненадолго.

 - Несчастный случай, - развел руками Кристор. – Он купался в любимом пруду, ногу свело судорогой, а вытащить его не успели, - одержимый насмешливо покосился на меня, не прерывая истории.

Я стиснула зубы. Он тоже знал, что Гринт терпеть не мог застойный пруд у поместья, предпочитая купаться в небольшой реке в часе езды от поместья, и никогда не плавал один. Но ведь привычки к делу не пришьешь? А миотоксина (иронично-то как!), из-за которого брату свело ногу, в его крови не обнаружили.

 - Итак, теперь леди Хикари – баронесса Илия, - ровным голосом констатировал Рино, тактично проглотив вопрос: «И что с того?».

Земляной надел папы действительно не блистал. Всего-то несколько деревень; виноград там упорно вырастал кислым, арбузы – размером с кулак и совершенно безвкусными, яблони «отдыхали» через год. Роскошнее всего урождалась клюква и ежевика, но дохода с них было немного. Ни лесов, ни рудников, ни крупных источников воды. Если бы отец не пошел в дипломатическую службу, нам пришлось бы туго. Мое наследство определенно не стоило того, чтобы затевать межпланетную аферу.

А учитывая отсутствие на планете собственно наследницы, его можно было попросту аннексировать под молчаливое попустительство короля.

 - Теперь за леди Хикари некому заступиться, - мягко поправил Кристор. – А ее помолвка с Дамианом Шеллгреном официально не была расторгнута.

 - Он же мертв, - недоуменно пожал плечами Чирикло.

 - А, вот оно что, - помрачнел лучше подкованный юридически Рино. – Простите, леди Хикари, вам, должно быть, неприятно это слышать, но, согласно павеллийскому семейному кодексу, сейчас вы – невеста младшего брата Шеллгрена. Пять лет, в течение которых их семья отбывала генетический запрет, истекли три с небольшим месяца назад. Это бестактно с моей стороны, но я все же должен попросить вас подтвердить или опровергнуть слухи о, гм, вашем происхождении.

Договорил и вдруг застыл, невидяще уставившись в точку над моим левым ухом, и, похоже, перебирал в памяти все те скабрезности, что успел ляпнуть его секретарь, и те вольности, которые он себе позволил. Чирикло припомнил все то же самое и широко ухмыльнулся. Кристор смотрел насмешливо и выжидательно: ну же, девочка, сознайся, переложи задачку на больших дядь, мы торопимся…

Я обвела их взглядом, устало вздохнула и распрямила плечи.

 - Этому нигде нет доказательств, - решительно сказала я, - и никто не подтвердит мои слова. Я буду очень благодарна, если больше их не повторят ни при каких обстоятельствах. Моей семье невыгодны слухи о том, чем занимается их дочь, и она приложит все усилия, чтобы их опровергнуть, не гнушаясь никакими методами. Уверена, суду будет более чем достаточно сугубо материальных притязаний Тариана Шеллгрена на мой надел, и…

 - Ломри, - тихо окликнул Чирикло, - мы поняли.

Пришлось взять паузу, чтобы голос не дал петуха. Ваандарар улыбался понимающе – и все же немного обиженно, и хотелось уткнуться носом ему в плечо, чтобы он взъерошил мне волосы, рассмешил, и все было по-прежнему.

 - Я дочь леди Юдзавы ри Илия и Его Высочества Роланда Рейвига ри Айгора, - ровно ответила я. – Лорд Линно ри Илия принял меня и воспитал как родного ребенка, и я привыкла называть отцом именно его.

Рино шумно сглотнул, и я не удержалась:

 - Обойдемся без поклонов и целования августейшей ручки. Я все еще бастард, хоть благодаря дипломатическим связям и талантам лорда Линно это так и осталось неподтвержденными слухами.

 - Если Тариан решился на подобные действия, неподтвержденными они останутся недолго, - мрачно хмыкнул Рино, взяв себя в руки. – Уж этот-то павеллийский угорь точно не стал бы так рисковать, не имея веских доказательств.

Я пожала плечами. Тариана я помнила нескладным подростком, скорее мальчишкой, чем мужчиной, - рыжеволосый, со светлыми до прозрачности глазами, с непропорционально длинными руками и ногами. Смешной, говорливый, всегда старающийся показаться старше, чем был, - и оттого выглядящий совсем ребенком…

С тех пор прошло пять лет. В условиях опалы – достаточный срок, чтобы превратиться из мальчишки в «павеллийского угря», но мне все еще не верилось в такую метаморфозу.

Он же старше всего на год!

Но если Кристор прав, все складывается.

Дамиану Шеллгрену хватило глупости организовать провальный заговор против принцессы Хеллы. Леди Адриана раскрыла его и добилась, чтобы зачинщика казнили вместе со всеми сообщниками, с уничтожением генетического материала, его имя вычеркнули из списка генеральных секретарей Альянса, а личное имущество – отписали государству; и даже на его семью наложили пятилетний запрет на любые матримониальные действия и планы.



Елена Ахметова

Отредактировано: 07.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться