Гаджо с Меловых холмов

Размер шрифта: - +

Глава 26. Связи

Первые дни на Вирании промелькнули совершенно незаметно, наполненные обычной для переезда суетой. Картину несколько попортили базарные разборки с ближайшими соседями (уважаемые лорды и впрямь собирались втихую аннексировать земли, раз наследница отсутствует на планете, и были неприятно удивлены), но в целом происходящее было знакомо и вызывало ностальгию.

В старой конюшне еще при папе снесли все денники и обустроили гараж: отец, в отличие от деда, конный спорт не любил. Из-за этого слуги, и без того огорошенные внезапным возвращением госпожи, понятия не имели, куда девать мою лошадь. Автофлаксов она предсказуемо боялась, а единственная хозяйственная постройка на территории усадьбы оказалась занята под овощехранилище. Хотя кобыла совершенно не возражала против последнего варианта, пришлось отправить ее в ближайшую деревушку, промышлявшую разведением. Это, по крайней мере, снимало проблему с отсутствием конюхов.

С кибиткой все было проще. Но, справедливости ради, среди автофлаксов она смотрелась сюрреалистично, а ее содержимое слуг откровенно напугало. Когда на следующий день три чучела вдруг исчезли, все вздохнули с облегчением и даже не побоялись об этом докладывать.

Потом выяснилось, что кухарка и обе прачки дружно уволились, когда погиб Гринт, а замену им дворецкий даже и не искал. Для кого? Он же не ждал, что бесследно исчезнувшая госпожа вдруг заявится пять лет спустя…

А на дороге, соединяющей усадьбу Илия с федеральной трассой, нежданно-негаданно грянула эпидемия фанатичной исторической реконструкции. Там завелись самые настоящие разбойники. Просто повалить дерево поперек дороги при нынешнем уровне развития транспорта было недостаточно, и на высоте полета автофлакса они натягивали леску, в связи с чем периодически переквалифицировались в мародеры.  Это на Вирании-то!..

Успокаивало только одно. В усадьбе остались самые проверенные, надежные, верные люди. Их, может быть, и пугал мой новый цвет глаз, но их семьи служили баронам Илия не первое столетие, и радикальных перемен и потрясений никто не жаждал.

Словом, когда я разгребла основной ворох неотложных дел и оформила, наконец, бумаги на наследство – хоть для этого и пришлось выплатить круглую сумму группе бравых молодчиков с Аррио, любезно проредивших своих же соотечественников с большой дороги – вдруг оказалось, что до съезда Совета Альянса оставалась одна неделя, и было совершенно непонятно, к кому бежать за приглашением.

Кристор, которому я пожаловалась на свое бедственное положение, только дернул хвостом – блестящим, пушистым, не чета тому, что сохранился у чучела – и вернулся к своему обеду, но на следующий же день проблема внезапно решилась сама собой.

Дворецкий, зашедший с докладом, был бледен и напуган.

 - Леди Хикари, прибыла Ее Высочество Адриана Таш ри Эйлэнна.

Что ж, его можно было понять. Он видел старый Дворец Совета почти сразу после приступа магической истерии у хелльской принцессы и, помнится, был донельзя впечатлен. Как и весь Альянс, впрочем.

 - Проводите Ее Высочество в Зеленую гостиную и вели подать кофе, - озадаченно распорядилась я, вежливо сделав вид, что не заметила его испуга. Вышколенный дворецкий дисциплинированно ответил мне той же любезностью.

Я не пряталась с момента своего возвращения, и слухи о моих метаморфозах вполне могли достигнуть Хеллы. Но раз они добрались туда, то на Иринее обо мне узнали еще раньше. Не мог же Его Высочество не проверить, от чего сбежала его непризнанная дочь?..

Леди Адриана с последней нашей встречи практически не изменилась. По-прежнему нездорово бледная, слегка взлохмаченная, с рассеянным хелльским достоинством игнорирующая любые условности. Даже способность в одиночку выдуть полкофейника в ожидании хозяйки – и та никуда не делась.

 - Леди Хикари, - приветственно кивнула она в ответ на мой реверанс и допила кофе, предоставив мне распоряжаться по поводу еще одного кофейника и гадать, где пропадают сопровождающие высокопоставленной особы. – Значит, слухи не врут.

Я невольно улыбнулась и села напротив.

 - А вы по-прежнему…

 - Пренебрегаю традиционными виранийскими расшаркиваниями? – принцесса усмехнулась. – О да. Моя дочь ждет в посольстве, и я не уверена, что оно до сих пор стоит.

Несмотря на утверждение, что традициями Ее Высочество пренебрегает, говорила она по-виранийски – пусть и с легким хелльским акцентом и паузами там, где в ее родном языке употреблялись вспомогательные глаголы. Похоже, в последние годы принцесса и впрямь держалась в стороне от политики и вернулась на арену совсем недавно, когда ее наследница доросла до подготовительной магической школы.

Что-то подсказывало, что дочь Адрианы одарена магически не меньше, чем ее скандальная мать. И истерит ничуть не меньше.

 - Хелльское посольство строили с учетом особенностей вашей архитектуры, - тактично заметила я. – Вам не о чем беспокоиться, Ваше Высочество.

 - О хелльском я бы и не переживала, - отмахнулась леди Адриана и нацелилась на второй кофейник. – Но она в посольстве Ирейи. Посему я поспешу объяснить цель визита и забрать Ее Высочество. Так вот, леди Хикари, в посольстве ко мне обратился второй Эльданна Ирейи и передал просьбу герцога ри Эмбер о заступничестве.



Елена Ахметова

Отредактировано: 07.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться