Gaijin Idols: в тени Театра

Глава 1. СТАРТ

Солнечным апрельским утром тёмно-бордовая электричка бодро стучала колёсами по пригородной железной дороге недалеко от Осаки.

Поезд железной дороги Ханкю

Народу в ней более чем хватало. Не до такой степени, как в Токио, где в это время утра пассажиры трамбуются в вагон, как оливки в банку, однако длинные мягкие зелёные сиденья вдоль стен были полностью заняты, и многим приходилось стоять. Впрочем, это не особо огорчало японских школьников, спешащих на первый день учебного года — ещё успеют насидеться за партами.

Те из школьников, что принадлежали к старшим классам и мужскому полу, украдкой бросали взгляды на весьма высокую по японским меркам блондинку с европейским лицом. Вряд ли они могли по достоинству оценить само это лицо с тонкими точёными чертами, подкрашенное в меру ярко и с отменным вкусом — но вот полноценный «третий размер», обтянутый белой блузкой с гербом школы, так и притягивал взгляды парней, мнящих себя героями гаремников.

Белла Флярковска

Увы, ниже блузки для них не было ничего интересного, всего лишь гладкая тёмно-красная юбка до колен. А смотреть выше блузки было опасно — любой несчастный, кому не повезло встретиться взглядом с Беллой, отчётливо различал в её небесно-голубых глазах гроб и белые тапочки, предназначенные юным извращенцам.

Но даже для такого случайного столкновения взглядами им пришлось бы постараться. За три года жизни в Амагасаки, промышленном пригороде Осаки, да в общем-то и раньше в Гамбурге, девушка привыкла не обращать внимания на всяких встречных. Мурлыча себе под нос попсовую песенку из тех, что постоянно крутят по радио, — «ubuge no kotori куда-то, что-то почему-то habataku…» — она лениво скользила взглядом по рекламным объявлениям, не без удовольствия отмечая, что уже понимает более половины иероглифов на них.

Внутри вагона поезда железной дороги Ханкю

Помимо электроники, автомобилей и банковских услуг, тут было много афиш предстоящих концертов в Осаке и Кобэ. Названия айдол-групп ничего не говорили Белле, разве что иногда вызывали лёгкую усмешку странным сочетанием японских и английских словечек. «Morning Musume» — утро по-английски и девушка по-японски. Утренняя девушка — это как? Она что, утром девушка, а вечером мужчина? Нет, конечно, в театре Такарадзука полно девушек, которые вечером превращаются в мужчин, но уж они, с их строгими рамками дозволенного, точно не опустятся до участия в столь попсовом шоу.

На доброй половине афиш она подметила один и тот же логотип — яркого красного чёртика с рогами и хвостом.

Поезд открыл двери на станции Сакасегава, и Белла выскочила из них вместе с небольшой толпой. Здесь были уже другие афиши — постеры того самого театра, где все роли играют женщины.

Толпа рассосалась у остановки автобусов, но сама Белла в такую замечательную погоду предпочитала пройтись пешком, да и ходу ей было немногим более десяти минут. Сначала по тротуарам, затем по узким улочкам мимо слепленных между собой маленьких двухэтажных домиков — точно таких же, как в любом небольшом городке той же Германии; лишь лепестки сакуры, медленно падающие с кустов перед домиками и устилающие дороги, не давали забыть, что находится она в Японии, а точнее — в регионе Кансай, префектуре Хёго, городе Такарадзука.

Когда девушка уже подходила к воротам школы, её вдруг перехватила женщина, одетая в лучших традициях старых шпионских фильмов. Правда, в столь солнечную погоду ее тёмные очки были весьма уместны, но вот длинный черный плащ по той же причине смотрелся пафосно и нелепо.

— Белла Фу-ра-ру-ко-фу-су-ка-сан, председатель студсовета Международной школы? — осведомилась незнакомка по-японски. Белла кивнула. Дама вручила ей небольшой конверт и тут же куда-то делась.

Конверт отправился в сумку — читать письмо было некогда. Если не считать особенностей японского произношения, «шпионка» нашпионила всё абсолютно правильно — Белла Флярковска действительно была председателем студсовета. И это означало, что прямо сейчас, в начале первого дня учебного года, у неё будет очень много дел. Допевая привязавшуюся песенку — «Hey! Hey! Hey START DASH!», — девушка вошла в ворота школы, едва сумев увернуться от влетающего в них мотоцикла.

— Блин! Джейн!

— Сколько можно повторять: Рёко! — по-английски огрызнулась мотоциклистка в чёрно-красной кожаной экипировке, высвобождая из-под шлема иссиня-чёрные распущенные волосы до середины спины и с виду типично японское лицо.

— Сколько можно повторять: ездить надо аккуратнее! Полгода уже в седле! — отозвалась Белла, в точности отзеркалив интонацию.

Мотоцикл Suzuki GN125

— Никаких проблем, всё под контролем, — не слишком убедительно возразила Джейн-Рёко, ставя на подножку свой Suzuki GN125, такой же чёрно-красный, как и её одежда. — Ладно, пойду переоденусь, что ли... А у тебя сейчас будет приветственная речь, да? Пополнение, десятый класс?

— Если бы только десятый... У нас же как оно — то приедут, то уедут. Так что даже у меня будут новые одноклассники. Вот тут… — Белла глянула на экран мобильника, — Шинейд Кинселла. Ирландия. Вроде только что приехала, на выпускной год. Вот каким бы ветром?..

— Уж этого добра у нас точно хватает! Ветры бывают разные, обстоятельства тоже, — Плотная фигуристая девица среднего роста в такой же, как у Беллы, новенькой школьной форме, вошедшая в ворота следом за ними, вскинула крупное овальное ненакрашенное лицо от смартфона с гугл-картой и отбросила назад пышные вьющиеся рыжие волосы, чуть более длинные, чем даже у Рёко. — Братец мой сегодня тоже в первый раз выходит на работу. Он в Тэннодзи английский преподаёт.



KarMendi

Отредактировано: 04.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться