Gaijin Idols: в тени Театра

Глава 3. ЯВЛЕНИЕ ХАРУХИ СУДЗУМИИ

— Раз, два, три… и снова разворот с левой ноги! Уфф, девочки, кажется, у вас в самом деле начало получаться! — Шинейд ткнула в экран телефона, и мелодия, которая звучала из простенькой колоночки, оборвалась. — И это исключительно вовремя. Сколько там дней до вашего выступления?

— Одиннадцать, — переведя дух, отозвалась Белла. 

В этот момент школьные ворота миновали трое из музыкального клуба — Тереза, Макс и Томоко. Анна привычно спряталась за спины подруг, однако музыканты, не обращая внимания на оживленную беседу будущих айдолов, удалились куда-то в сторону станции.

— Так, времени нам вроде хватает. Но только в случае, если все эти дни мы не будем сбавлять темп. Иначе вам не светит ничего, кроме эпичного облома, — продолжала Шинейд, также не обращая внимания ни на идущих мимо товарищей по школе, ни на других прохожих, включая даму с акита ину, гулявшую по парку кругами и уже в четвёртый раз проходившую мимо них. — А жаль. Я тут внезапно осознала, что нам имело бы смысл немного отвлечься и посмотреть, как подобный танец смешанного стиля работают профессионалы. Всё-таки сама я раньше толком не имела с ним дела, тем более не ставила. Но сейчас нам некогда залипать в видео...

— Зато после фестиваля можно посмотреть кое-что получше, чем видео, — с ходу сообразила Белла. — Тут же прямо под боком знаменитый театр, где и поют, и танцуют. И профессионалы там самые настоящие, большинству айдолов до них, как до Пекина раком. По времени они часто совпадают со школой, но после фестиваля как раз Золотая Неделя, выходные. Я могу сейчас же пойти и попытаться достать билеты на что-нибудь, на что они еще не полностью распроданы. Никто ведь не планирует куда-то уехать на эти дни?

— Ну, я поеду к бабушке в Киото, но оттуда легко вернуться на денёк. А далеко наверняка никто не собирается. Дураков нет тратить такие деньги и толкаться в толпах народу, — пожала плечами Рёко. Остальные только покивали. 

— Вот и сходим, а оплатим из официального бюджета клуба, — подвела итог Белла, забрасывая колонку в сумку. — Кстати, клуб мы окончательно оформим завтра, а то в понедельник мне уже надо составить полное расписание фестиваля. Включу нас где-нибудь поближе к концу, сначала-то на сцене будет мелкота. А сейчас, если ни у кого нет вопросов, я срываюсь ловить билеты в театр. 

Вопросов не было. Девушки разошлись, и только Анна, которой сегодня не требовалось идти на работу, ещё минут двадцать повторяла свои партии — и танцевальную, и песенную, по отдельности и обе вместе, — перед тем, как покинуть маленький парк на набережной напротив школы.

= = =

Ранним утром воскресенья электрички между Осакой и Кобэ малолюдны. На работу почти никому не нужно, для развлечений рановато, да и школьники скорее предпочтут поспать, чем срываться куда-то так же рано, как в школьные дни.

Но сегодня Белла сидела в бордовом поезде ровно в такое же время, что и позавчера, в пятницу. Всё-таки фестиваль есть фестиваль, а председатель есть председатель. Чтобы расположить, расставить, запустить всё и всех так, как подобает, желательно прийти в школу первой, вместе с учителями и раньше любых одноклассников, а уж тем более младшеклашек и гостей. А ещё… ещё сегодня ей предстоял дебют айдол-группы.

Чтобы добраться до всего этого, ей требовалось пересесть из поезда на Кобэ в другой, на Такарадзуку, на станции Нисиномия-Китагути. И вот на пересадке, когда Белла уже подходила к ожидающей отправления полупустой электричке, из-за колонны к ней резко метнулась тень…

...оказавшаяся на поверку очень знакомой. До такой степени знакомой, что Белла даже слегка поморщилась.

— Макс? Что с тобой?!

— Я, это… хотел переговорить…

— А позвонить религия не разрешает? Или, ещё лучше, написать. Какие сейчас разговоры, когда уже через три часа фестиваль!

Макс вздохнул, пропуская Беллу вперёд в двери поезда.

— В том-то и дело, что фестиваль. И моя мама собралась на него.

— Ну и хорошо, что собралась. Мы всегда приглашаем всех родителей, не первый уже раз. В чем проблема-то?

— Понимаешь ли… — замялся Макс, — у мамы свои заморочки. Это же школьный фестиваль, а Такарадзука совсем рядом с Нисиномией…

Словно подтверждая его слова, электричка закрыла двери и не спеша тронулась. До станции Сакасегава оставалось ехать всего десять минут.

— И что из этого следует? — Белла чуть наклонила голову, придерживаясь за поручень.

— То, что мама собралась заявиться к нам в костюме персонажа аниме, — Макс вздохнул, собираясь с силами, и покраснел. — Харухи Судзумии, которая вроде как жила возле этой же самой станции в Нисиномии, училась в школе и тоже была на фестивале. Если я ничего не путаю, это называется «косплей». Маме сорок лет, а у неё косплей с заячьим хвостиком! И как я после этого…

— Как обычно, — Белла, не дослушав, плюхнулась на длинный мягкий зелёный диван. — Не на тебя же она нацепила шмотки этой… Хару-как её там, сейчас ещё погуглю. У вас с музыкальным клубом вроде предполагалось какое-то выступление, вот и готовься к нему. И прекрати дергаться, а то по струнам не попадешь. Разберёмся мы, кто тут косплеер, а кто просто погулять вышел, эта школа и не такие ужасы видала.

Макс тихо сел в отдалении, а Белла и в самом деле принялась гуглить. За время дороги она даже достала из кармана наушники-вкладыши и не без любопытства посмотрела какой-то аниме-ролик. 

Очень скоро они оказались в школе. Максим отправился в музыкальный кабинет настраивать гитару, а Белла с головой нырнула во множество неотменяемых дел. Сначала надо было открыть один из классов, запустить там проектор и напрячь народ расставить стулья — в общем, подготовить место для доклада Томоко Кадзуми. В последний момент, за два дня до фестиваля, Белле удалось-таки убедить девочку отказаться от названия «Волки Мибу и любовь овец». В остальном же материалы к её докладу впечатляли даже того, кто совершенно не в теме.



KarMendi

Отредактировано: 04.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться