Гамбит. На сером поле

Размер шрифта: - +

Третья сторона

КНИГА ПЯТАЯ

ГАМБИТ. На сером поле

В холодном зимнем воздухе, опустившимся на Нордэм вместе с приходом ночи, кружил мелкий колючий снег, укутывая остывавшие серые улицы светло-молочной дымкой. Сгусток клубящегося белого тумана расползался по дорогам и заползал между домами, будто отрава, пущенная в кровоток, растекалась по венам и дурманила сознание. Дымка сгущалась с каждым часом глубже наступавшей ночи и становилась плотнее, все больше напоминая собой глухую непроходимую стену, но это было всего лишь иллюзией. В реальности же — протяни руку и сможешь коснуться ледяного облака, устало прилегшего отдохнуть на твердую землю, чтобы после восхода опять взмыть ввысь и выстроить над городом непробиваемый хрустальный купол из мелких кристалликов замерзшей воды и унести в себе тайны и секреты, случившегося ночью. Со стороны казалось, так легко увязнуть в ледяном тумане, который скрывал грядущее, таил в себе страхи и опасности, подстерегающие за каждым углом, и глупо было бы думать, что если ужасы ночи скрыты от твоего взгляда, то и сам ты можешь остаться для них незамеченным.

Снегопад усиливался, делая еще более плотной белесую пелену, стучавшую в большие панорамные окна пентхауса, где Адам лежал в теплой постели, но сон отказывался посещать его уставшую голову и вымотанное за день тело. Легкая вибрация телефона отвлекла его от рассматривания потолка и окон, о которые скоблил снегопад, и имя звонившего подтолкнуло Адама практически вскочить с постели сразу же на обе ноги, не разбирая, с нужной ли он встает или нет.

— Алекс, — коротко поздоровался он с одним из деловых партнеров, схватив телефон с прикроватной тумбочки и отвечая на вызов.

— Адам, — тем же деловым и холодным тоном ответил ему Майер.

— Чем обязан в столь поздний час… — распев учтивых речей уже начинал входить у Адама в привычку, и проявлялся сам собой, даже когда его не звали.

— Давай-ка мы отбросим весь официоз и перейдем сразу к делу? — по тону Майера стало очевидно, что разговор радовал его не многим больше, чем самого Адама. — Ты просил меня сообщить, когда где-то замаячит информация об отце Николаса и вашей ручной мышке, — Адам уже видел, как Майер закатывает глаза, вспоминая его просьбу.

— Слушаю, — решил он не мучить хорошего знакомого излишним обмусоливанием жареных фактов и весь превратился в слух.

— Так слушай, — резко ответил Майер, а наигранно вежливый тон Ларссона пришелся ему не по вкусу. — Базу данных одной из моих частных лабораторий в штате Мэн только что взломали, похитив некие данные… — загадочно говорил, но интриги в разговоре было столько же, сколько ее было в вареном картофеле.

— Ты пресек взлом? — напугано спросил его Адам, задержав дыхание на выдохе.

— А зачем? — насмешливо спросил Майер. — Пусть думают, что крадут нечто ценное, а хозяин и не спохватился, — хмыкнул он, манерно растягивая слова и нервируя собеседника.

— Алекс, я же просил, — Адам начал шипеть от раздражения, — на кону репутация моей семьи, моя репутация, черт тебя дери, мы мало сил положили, чтобы я смог пролезть в конгресс? — яд в его словах грозил просочиться в телефонную трубку, но с Алексом Майером этот номер не пройдет.

— Успокойся, друг мой, — отмахивался чикагский бизнесмен и меценат от слов будущего конгрессмена, будто жужжания назойливой мухи. — Твои опасения совершенно беспочвенны, а в свете последних событий еще и глупы, — Майер быстро пресек все претензии, поставив Ларссона перед фактом, и тот ненадолго задумался над словами полночного нарушителя спокойствия, а Алекс все продолжал нагнетать:

— Ну, стащил кто-то, а мне кажется, это ваш недалекий коп из департамента по особо тяжким, данные об отцовстве малыша Ники. Куда он с ними пойдет? К прессе? Это информация, как чемодан без ручки, выкинуть жалко — нести неудобно, а вот тебе это только на руку, — Майер, казалось, был рад такому стечению обстоятельств, в отличие от Ларссона.

— Алекс, это рискованно, — осторожничал Адам, надеясь, что Майер просто проверяет его на прочность, а взлом пресечен с легкой руки его знакомого по великодушной просьбе.

— А ее ты, значит, слушаешь, — цинично хмыкнул Алекс в трубку.

— Я не понимаю, — уже заготовив приличную порцию вранья, Адам собрался вводить собеседника в заблуждение, но, потерпел поражение, даже не начав, ведь не на того, как говориться, нарвался.

— Прекрати! — слегка прикрикнул Майер, и бодрствование в столько позднее время суток ему не прибавляло терпения. — Вылези вся правда наружу, от тебя ни в одном месте не убудет, а ты только панику разводишь, — начал откровенно раздражаться он.

— Думаешь? — в расчетливости Алекса Майер сомнения были разве что у умалишенного, и к его словам стоило прислушаться, по крайней мере, Адам всегда прислушивался и еще ни разу не пожалел.

— Уверен, — успокоил его Алекс, сменив тон на загадочный. — Общественное мнение творит чудеса! Намного интереснее другое. Кто-то интересовался файлами Жаклин Ронье и отцовством внучки вашей мадам. Образец ДНК отца, конечно же, неизвестен, — Алекс намекал, что важен был сам факт поиска, а не личность залетного ухажера Жаклин. — Чтобы там у вас не происходило, Адам, будь предельно осторожен. Не принимай никаких опрометчивых решений. Забудь ты про мальчишку хоть на минуту! На кону твое будущее, наше будущее! — предостерегал его Майер, в голосе которого проскальзывало беспокойство.

— Я тебя понял, — обнадежил его Ларссон, желая как можно скорее закончить этот разговор.

— Пообещай мне, что будешь осмотрителен, — Алекс не просил. Он требовал ответа, и ответ, по его мнению, не имел ни малейшего права содержать и намека на отказ.



Vollmond

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться