Гамбит. На сером поле

Размер шрифта: - +

Два капитана

Стоя в уже знакомом переулке и сжимая в руке пульт дистанционного управления взрывным устройством, заложенным Хейзом в убойном номере, которое он активировал в нужный момент благодаря установленной камере, Атлас не мог ни увидеть иронии. Ею было пропитано все, связанное с его жизнью. Он презирал старшего брата, но шел по его стопам след в след по волчьей тропе, и в итоге стал им в буквальном смысле. Как бы ни выкручивался он и не пытался выделиться из выводка нордэмской паучихи, но три столпа формирования личности: среда, наследственность и воспитание, возвращали его в наезженную Кельтом колею, начинавшуюся в катакомбах под городом. Он хотел независимости, а в итоге, как и Ашер, оказался заложником обстоятельств, работая на Ронье, как когда-то Ашер бомбил для Романо. Хотел свободы, и оказался рядом с психом в дешевом костюме, за которым теперь следовал по пятам. Каждый из них шел след в след за своим вожаком. Ашер шел за Адамом, пока Атлас ни на шаг не отставал от Хейза.

Ни в этом ли ирония. Чем больше ты пытаешься откреститься от чего-то, тем сильнее ты впадаешь в иную, но по сути такую же крайность. Слишком черное всегда будет черным, недостаточно белому никогда не стать по-настоящему ослепительно чистым. Балансировать на грани, избегая попадания в них – логичный итог. Смерть О’Брайена, как и смерти Томпсона, Мак-Кинли, Мастерса, были лишь вопросом времени. Он лишь немного ускорил ход событий. Поторопил время, застывшее кадрами черно-белой пленки из его жизни перед глазами. Жизни, где не было ничего, кроме смертей, сумасшествия и повсеместно преследовавшей его иронии.

Даже сейчас, стоя в той же подворотне перед гостиницей Посейдон, что и много лет назад, он не мог не отметить сходства. «Давай, Эванс. Поднимайся», – смотрел он на лежавший на брусчатке силуэт в ореоле окутавшей ее черной материи. «Вставай», – лениво цедил он в мыслях. Глупо было ждать здесь Формана, а самому лезть к Ларссону в глаза не очень-то хотелось. И заметив краем глаза Уэста, подоспевшего к парочке, лежавшей на мостовой, он уже не стал досматривать ремейк дней его прошлый жизни, разворачиваясь, чтобы уйти. С возрастом мы все становимся сентиментальными, и, видимо, Норзер не стал исключением. Непонятная тоска пробралась к нему в голову, воскрешая из памяти воспоминания, где у его жизни еще были другие цвета, кроме багряно-красного. Неожиданно захотелось вернуться и крикнуть, что он здесь, он вернулся, но зачем возвращаться туда, где тебя уже никто не ждет, как никто не ждет назад Северный Ветер, налетавший с моря и сносивший с ног. Он пришел за ними, а они его даже не ждали. Видимо, он опоздал, потому что не поторопился.

– Мистер Эванс, – позвал его знакомый женский голос, а Атлас уже и не чаял, что она с ним заговорит, тактично притаившись в темноте и не прерывая его наблюдения.

– Доктор Уорнер, – сдержанно поприветствовал он ее, пряча пульт в карман.

– Рада видеть вас снова в строю, – улыбалась она уверенно стоявшая посреди заваленной мусором городской подворотни в неприлично дорогом для этих мест костюме.

– Я не в строю, мэм, у меня с вами договор подряда, – напомнил ей Атлас, что очень хорошо помнил сам. – Работаю в одном деле и ухожу, – внимательно посмотрел он на нее.

– Как вам угодно, – не возражала Уорнер, каждый раз оказываясь чересчур сговорчивой и очень услужливой с наемным убийцей, что настораживало, если бы Атлас не видел перед собой такой же холодный и пустой взгляд Уорнер, как и в зеркале.

– Вижу, все прошло неплохо? – уточнила она, глядя на суматоху, которую поднял внезапно прогремевший на месте преступления взрыв.

– Вы во мне сомневаетесь? – показательно оскорбился Эванс, расправив плечи.

– Мистер Эванс, я не сомневаюсь ни в одном из своих людей, – протянула Аманда, намеренно подчеркивая принадлежность Норзера к ее спецам. – Пока Хейз под вашим пристальным присмотром, нам нечего опасаться, верно? – испытующе спрашивала она и говорила без нажима и угроз, но от нее волнами исходила сила и уверенность.

– Под присмотром? – усмехнулся Эванс ровными обескровленными губами, и смерил Уорнер холодным взглядом. Выглядя совершенно иначе, она очень напоминала ему его мать. Та же сила, уверенность и холодный взгляд, просчитывавший жизнь на несколько шагов вперед. – Хейза интересует только две вещи, мэм, огонь и власть, – заключил Атлас. Я вам здесь не нужнее, что собаке пятая нога, – фыркнул Эванс и был абсолютно точен, как и всегда.

– Мистер Эванс, нам очень нужно укрепить свои позиции в Конгрессе, а без вашей помощи мне будет сложно его добиться, – настаивала Уорнер, для которой живые люди были разве что фигуры на шахматной доске. Ей было наплевать на статус человека, она смотрела и видела только свои перспективы. – Постарайтесь, чтобы ваши личные интересы, не пошли в разрез с нашим общим делом, – предостерегала его Уорнер. – Иначе последствия будут суровыми, – вот теперь в ход пошли угрозы.

– Хотите, чтобы я не позволял Хейзу убивать свыше дозволенного? – устало перевел на нее взгляд арсенопиритовых глаз Атлас Эванс. – У вас ничего не выйдет, – сразу же развенчал он ее уверенность. – Его действия нельзя предугадать, – пожав плечами, ответил Атлас, которому казалось, что завербовать самого Хейза было бы намного более логичным, но раз Уорнер нужен для этого посредник, чтобы не светиться, Атлас ничего не имел против, тем более, никто не в минусе – все плюсе. Так ведь это работает, верно, Атлас?

– Я лишь хочу, чтобы ваши дети жили спокойной жизнью, Атлас, – и завуалированные угрозы перешли в разряд очевидных. – Ваш брат сделал правильный выбор, может и вам стоит над ним задуматься? – обхаживала его Уорнер, постепенно нажимая и надавливая, будто сжимая вокруг него невидимый кулак.



Vollmond

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться